Вход
Регистрация

Новости

Мы в соцсетях: FacebookVKYoutubeInstagram

Какие социальные инициативы наиболее часто поддерживаются компаниями на Байкальской природной территории и насколько это эффективно?

09.07.2021 398



Оказывают ли компании поддержку местным сообществам на Байкальской природной территории? Какие проекты реализуются чаще всего? На чем основан их выбор? Эти и другие вопросы ставили перед собой эксперты проекта «Оценка экологических и социальных проблем Байкальской природной территории».

Детальные результаты будут опубликованы по завершению исследований, но уже сейчас с уверенностью можно говорить о том, что ряд крупных компаний из выборки проекта ежегодно осуществляет инициативы, направленные не только на поддержку своих сотрудников, но и на поддержку местного населения и местных сообществ, не связанных напрямую с этими компаниями. К слову, число социальных проектов на Байкальской природной территории (БПТ) примерно в 3 раза превышает число экологических.

Благотворительность традиционно была присуща крупному российскому бизнесу - отчасти потому, что такого рода «обязанность» всегда накладывалась на компании государством. На БПТ, как и в России в целом, можно проследить тенденцию того, как стремление к поддержке социальных инициатив усиливалось сообразно с тем, как к компаниям приходило понимание, что лучшие квалифицированные кадры сложно удержать даже большой зарплатой и хорошими условиями труда, если в конце рабочего дня, выходя из предприятия, сотрудник вновь окунается в разруху и социальное напряжение. Поэтому и крупные, и, в меньшей степени, средние компании постепенно стали более открытыми к поддержке различного рода социальных проектов – с той разницей, что крупные компании при оказании поддержки стремятся к приобретению имиджевой выгоды, тогда как представители малого и среднего бизнеса предпочитают точечную поддержку и не всегда ее афишируют, опасаясь столкнуться со шквалом обращений за помощью.

В ходе проведения исследования стало ясно, что компании, работающие на БПТ, часто (и ошибочно) используют понятия традиционной благотворительности и корпоративной социальной ответственности (КСО) как взаимозаменяемые. Это характерно в целом для многих российских, да и зарубежных компаний. Хотя и благотворительность, и КСО имеют место быть и приносят определенные блага обществу, все же между этими понятиями имеется коренная разница.

Характерной особенностью традиционной благотворительности является ее спонтанный, бессистемный характер. В лучшем случае у руководства предприятия доброе сердце, они стремятся как-то поспособствовать улучшению напряженной обстановки или защитить определенные группы населения, сделав «что-то хорошее». В худшем случае благотворительные акции просто решают имиджевые задачи и изначально не предполагают долгосрочной программы и работы по планомерному решению коренной причины проблемы. Еще одной характерной чертой подобного рода имиджевой благотворительности является то, что эффективность оказанной поддержки редко оценивается. То есть у компании не остается понимания того, насколько она помогает решать конкретные социальные (или экологические) проблемы, что естественно снижает позитивное воздействие корпоративных благотворительных программ. Необходимость повышать эффективность социальной благотворительности предполагает то, что важен не объем средств, который компания направляет на благотворительность, а качество проектов (в т.ч. насколько они решают не только проявления проблемы, но причину ее возникновения).

В свою очередь, основным отличием КСО от благотворительности является направленность социальной ответственности, в конечном итоге, на повышение капитализации бизнеса, а также учет мнений всех заинтересованных сторон при принятии решений. Компании стремятся выполнить долгосрочные задачи в ключевых для себя областях, интегрируют программы КСО в общую систему бизнес-процессов, одновременно стараясь создавать стабильную социальную среду, способствующую ведению бизнеса. Для успешного воплощения стратегии КСО необходимо отслеживать результаты и эффективность проектов и при необходимости вносить коррективы.

Но вернемся на Байкальскую природную территорию. В рамках благотворительности некоторые изученные нами компании организуют разовую поддержку наименее защищенных групп населения, спонсируют проведение досуговых мероприятий, закупают оборудование для медицинских учреждений, организуют проведение мероприятий по благоустройству территории. Однако ввиду того, что ряд компаний выделили нехватку квалифицированных кадров, особенно за чертой региональных центров, как значимую для себя проблему, не удивительно, что абсолютным лидером по числу социальных проектов, является детское и студенческое образование. Некоторые компании оказывают финансовую поддержку школам, например, для закупки оборудования, организуют учебные игры, проводят семинары и т.д., т.е. вроде бы логично решая одну из стратегических проблем, ограничивающих их развитие.

Насколько эффективными направлением корпоративных инвестиций можно считать образование?

Учитывая, что детское образование всегда считалось важным направлением, и компании, и муниципалитеты десятилетиями старались направлять туда социальные инвестиции, отчего же проблема с кадрами все еще стоит так остро? Можно ли считать такие социальные инвестиции эффективными?

Хотя безусловно существуют виды адресных инициатив, направленных на поддержку молодежного образования (стипендии и др.), эффективность которых прослеживается, в целом, это очень сложный вопрос. Ведь, если речь идет об отдаленных и не слишком успешных поселениях и городах, получившие достойное образование дети вырастают и стараются уехать, видя мало возможностей для самореализации. Когда социальная сфера и сфера предпринимательства не развиты, когда не хватает достойных рабочих мест и моральная угнетенность ищет выход через социальную напряженность, у амбициозных молодых людей возникает желание уехать из региона даже в том случае, если им предлагают неплохой заработок.

В рейтинге регионов Российской Федерации по качеству жизни в 2020 г. Бурятия заняла 81 место из 85, Забайкальский край – 84, Иркутская область – 55 (заметно поднявшись по сравнению с предыдущими годами).[1]

Многие молодые люди покидают сельские регионы и направляются, прежде всего, в региональные центры, находящиеся всё же на БПТ (два из трех), а также в европейскую часть страны и за рубеж. В Иркутской области число уехавших традиционно превышает число прибывших[2], при этом миграционная убыль характерна и для самого Иркутска. В Бурятии с 2009 года в первый раз был зарегистрирован миграционный прирост населения только в 2019 году[3]. Миграционная убыль населения на первый взгляд кажется несерьезной, но только благодаря значительному миграционному притоку из регионов Дальнего Востока, например, из Забайкальского и Хабаровского краев.

Таким образом, тенденция отъезда молодежи будет иметь место до тех пор, пока социальная, экономическая и регуляторная обстановка не станет более благоприятной и на местах не начнет расти уровень благосостояния населения.

Поиск и решение первопричины

Естественно, усилиями одного лишь бизнеса невозможно будет решить все существующие социальные проблемы. Многое зависит от властей, общественных организаций и самих граждан.

Но компаниям стоит определиться, готовы ли они вовлекаться в долгосрочное планирование и решение социальных проблем в регионе для того, чтобы города и поселки становились более самодостаточными и привлекательными, чтобы образованная молодежь оставалась в регионах, и инвестиции в образование были эффективными, а бизнес оставался прибыльным и устойчивым в долгосрочной перспективе.

В частности, для того, чтобы как-то начать решать проблему оттока наиболее квалифицированных кадров, компаниям для начала в рамках своей КСО следовало бы инвестировать и в саморазвитие местного населения, поиск путей для реализации уже имеющихся возможностей для того, чтобы повысить инвестиционную привлекательность региона, его развитость и притягательность для живущих там людей.

Примерами проектов, соответствующих такой стратегии, могут служить проекты по переквалификации взрослых людей, развитию малого предпринимательства, программы по поддержке мам-предпринимателей, обучение и помощь по разработке бизнес-идей и повышению их привлекательности, форумы по привлечению инвесторов в регион, инициативы по усилению самоорганизации молодежи. Особенно актуальными такие направления станут ввиду кризиса, ударившего по экономике после пандемии, когда многие потеряли работу.

Приведем несколько инициатив в подобном направлении, которые уже осуществляются/были осуществлены компаниями на БПТ в последние годы:

- Школа городских изменений, направленная на формирование общего видения стратегии развития города Шелехов, определение актуальных направлений городского развития и разработку пакета идей для перспективных социальных проектов. Семинары по проектному менеджменту для НКО, сотрудников государственных и муниципальных учреждений социальной сферы, активных горожан (Русал).

- Проект «Инновационное развитие социальной сферы»: Внедрение проектного метода в управление социальной сферой на уровне муниципалитетов Мухоршибирского района Бурятии. Обучение в различных форматах. Запуск работы муниципальных ресурсных центров развития социального предпринимательства на базе действующих структур поддержки малого предпринимательства или общественных организаций путем целевого обучения их будущих руководителей (АО «Разрез Тугнуйский»).

- Создание и внедрение современной IT-платформы, на которой взаимодействуют представители местных сообществ, администраций, бизнеса. Сформированы и прошли обучение социальным технологиям инициативные группы из п. Саган-Нур (АО «Разрез Тугнуйский»).

- Школа экологического предпринимательства, проводимая Фондом «Возрождение Земли Сибирской» при финансовой поддержке En+ Group.

- В начале 2000-х гг. по инициативе СУАЛа была создана независимая рабочая группа из представителей разных заинтересованных сторон, которая произвела оценку эффективности выделяемых средств в Шелеховском муниципальном образовании и выработала стратегию по корректировке социальных инвестиций.

***

Вне зависимости от того, предпочитает ли компания точечную благотворительность или реализацию долгосрочной стратегии КСО, обусловлены ли проекты имиджевыми выгодами, филантропией или желанием обустроить благоприятную среду для бизнеса, профессионализация социальных проектов связана, в первую очередь, с отслеживанием первопричин проблемы, анализом эффективности проектов и их корректировкой, основанной на этом анализе.

 

Подготовлено в рамках Проекта «Оценка экологических и социальных проблем Байкальской природной территории».

Эксперт по корпоративным практикам А. Гербер

 

[1] https://ria.ru/20210215/kachestvo-zhizni-1597462656.html

[2] https://irkutskstat.gks.ru/storage/mediabank/WHzrrslB/dinam_tabl_migr2020.html

[3] https://burstat.gks.ru/bur_compendium