Вход
Регистрация

Заповедные острова

Мы в соцсетях: VKYoutube

Содержание номера

Скрыть содержание

К читателям

Тернистый путь к природосообразности

Память

До свиданья, Папа переднеазиатских леопардов

Главная тема

Эпоха экопросвещения: Как ЭкоЦентр «Заповедники» и фонд «Заповедное посольство» учат человека и природу понимать друг друга и почему это так непросто

Позиция

Ирина Таранец: Главная проблема — отсутствие экологического мировоззрения

Успешные практики

Михаил Косарев: нам помогают развиваться Капова пещера и бортевая пчела

Арктиковедение — инновационное образование в «Русской Арктике»

Светлана Юшкова: Нацпарк «Красноярские Столбы» системно просвещает и ценит общественную поддержку

Экопросвещение сегодня – чистый Байкал завтра

Ответственный путешественник на Камчатке

Волонтерство

«Раифские помощники», мы будем скучать! Волонтёрское лето в Волжско-Камском заповеднике.

Четыре истории из Печоро-Илычского заповедника

Московские студенты-технологи в помощь Катунскому заповеднику

Путеводитель

В тур по экоцентрам Москвы

Исследования

Байкал воспроизводящийся

Мир заповедных животных

Спасение жабы из Красной книги

Содержание

Ирина Таранец: Главная проблема — отсутствие экологического мировоззрения


Фото из архива И. Таранец

Своими мыслями о ситуации в экопросвещении и особенностях работы с посетителями с «Заповедными островами» поделилась кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Музея землеведения МГУ имени М. В. Ломоносова Ирина Таранец.

Принято считать, что у нас в стране продолжает развиваться непрерывное экологическое образование. На мой взгляд, это не совсем так. Все не так просто. Дело в том, что в детских садах и младшей школе еще уделяется время окружающему миру с вопросами охраны природы, но дальше идет небольшой «провал» и только в вузах есть та или иная экология, в зависимости от специальности.В школах практически нет такого предмета, как «экология». Раньше данная дисциплина была региональным компонентом, школа его могла выбрать.

Конечно, остаются отдельные школы, которых мало, где идет экологическое направление, есть учителя-энтузиасты, которые свои классные часы посвящают экологии, есть экоакции по сбору макулатуры и др., посадка деревьев, существуют экологические олимпиады, школьники делают экологические проекты, много естественно-научных музеев, которые предоставляют разные занятия и экскурсии по окружающему миру с акцентами на охрану природу, в экоцентрах, на особо охраняемых природных территориях также идет экопросвещение населения.

Казалось бы, много активностей существует по экологии, это очень здорово. Но в масштабах страны это не так много, а главное, здесь не прослеживается системы, непрерывности приобретения знаний, умений, понятийного аппарата. В итоге до конца не складывается у детей, а дальше уже у взрослых людей система взаимосвязей, причинно-следственных связей в природе, далее отсутствует элементарная экологическая грамотность, экокультура и экомировоззрение. Таким образом, подрастает очередное поколение, которое знает какие-то минимальные вещи из биологии (часов по биологии также осталось очень мало, если это непрофильный класс), возможно — географии и химии, а также базовые правила, которые не всегда до конца понимаются. Хотя бы на уровне: почему и зачем вообще нужно убирать стекла и отходы (мусор) или заниматься раздельным сбором отходов?

Здесь же напрямую прослеживается вывод, связанный со здоровьем человека и охраной окружающей среды, бережного отношения к ресурсам. Получается, что разные направления по экологии перешли в ранг дополнительного образования и просвещения. Может быть это и неплохо. Однако, если дети по каким-то причинам не интересовались экологией, им было неинтересно, а может их родителям, то люди растут и учатся без этого знания, получают профессии, должности, и в какой-то момент просто не понимают, когда поднимается очередная волна на тему необходимости защиты той или иной особо охраняемой природной территории от строительства инфраструктуры или спортивных кластеров на них.

Они искренне могут не понимать причинно-следственные связи, а живой мир природы от них далек, как и простые законы, что виды взаимодействуют друг с другом, чем больше связей в природе, тем более устойчив наш мир, чем больше деревьев в городе, тем меньше заболеваемость населения, что при строительстве повреждается экосистема и есть факторы беспокойства, которые приводят к снижению видового разнообразия. То есть здесь прослеживается несоблюдение разумной грани между общественной пользой и сохранением природного наследия. Думаю, так происходит потому, что у населения на базовом уровне нет экологического мировоззрения.

К сожалению, в разных структурах, связанных с природопользованием, экологическим просвещением, охраной природы работают зачастую менеджеры, управленцы, которые так и не погрузились в экологические вопросы. Но когда всё же они начинают об этом задумываться, тогда отношения между ними и непосредственными работниками складываются более продуктивными, они стараются помогать, наконец понимая сложную специфику работы непосредственно на местах.

Хочу привести пример, связанный со своей работой.

Считаю, что в работе экскурсовода, учителя (преподавателя) есть много схожего. Все они стараются передать знания. Но у учителя есть время, он может, узнавая свою группу, класс, находить и применять со временем разные подходы. А у специалиста, который работает с группой, его нет. Работать экскурсоводом, специалистом в области экопросвещения бывает в чем-то сложнее. Каждый раз к тебе приходит группа, которую ты не знаешь, но тебе необходимо быстро сориентироваться, чтобы эффективно провести занятие или экскурсию. При этом, все группы очень разные — дети разного возраста, взрослые, люди с ограниченными возможностями здоровья. К каждому нужно найти свой подход. То есть, ты должен быть максимально собран, компетентен, ты должен объяснить так, чтобы тебя поняли, подобрав подходящие слова, примеры, а также сделать так, что посетители захотели прийти снова.

Создание экскурсии, занятия — это огромный труд, который часто незаметен. Это не только знания, твой кругозор, понимание психологических аспектов, опыт, включение разных форм активностей для разного возраста, которые нужно также придумать, но и время. Например, квест «Учение о биосфере и ноосфере В.И. Вернадского» я готовила два года. Приходилось периодически останавливаться, а потом возвращаться к работе, чтобы находить для себя ответы на определенные вопросы, перечитывать статьи, мемуары, посещать Университетские субботы для поиска идей и даже задавать вопросы Хранителю кабинета-музея В.И. Вернадского. С течением времени я нашла форму подачи материала, чтобы занятие было интересным, отличалось от других, было с элементами самообразования для старшеклассников и студентов, т.е. максимально эффективным.

Это, конечно, особый случай. Я благодарна своим коллегам, что они дали мне такую возможность, не торопили меня, чтобы я смогла качественно подготовить такое необычное занятие-квест.

Чтобы запустить хорошее занятие, нужно минимум неделю погружения в материал и создания разных вариантов интересных заданий, иногда требуется больше времени – недели, месяцы, и, как видите, — годы.

Конечно, хочется, чтобы самоотверженный труд специалистов, экскурсоводов ценили и понимали, ведь чтобы создать качественный продукт нужны соответствующие компетенции, талант и время.

Вернемся к началу нашего вопроса. Чего же не хватает сейчас в экологизации? Экологического мировоззрения, которое может быть осуществлено только с помощью системного подхода.