Вход
Регистрация

Заповедные острова

Мы в соцсетях: VKYoutube

Содержание номера

Скрыть содержание

К читателям

«Нельзя научить человека любить природу, если его туда не пускать»

Заповедная мозаика

Новые топовые национальные туристические маршруты включают в себя заповедные территории

В Крыму после БСТ решили построить БКТ

В Долину гейзеров вместо Турции: жители Камчатки могут использовать право на проезд в отпуск, чтобы бесплатно посмотреть на природные жемчужины своего региона

Труднодоступный нацпарк будут пытаться превратить в туристическую мекку с помощью «Удоканской меди»: каковы шансы на успех?

Сигнал тревоги

«Воробьёвы горы» — заповедные и антропогенные

Главная тема

ТУРИСТИЧЕСКИЙ МИР ТАЙМЫРА

Максим Миронов: «Наш потолок — 50 тысяч туристов в год: это не навредит природе Арктики и принесёт пользу экономике»

Константин Просекин: «Делать из заповедников и национальных парков закрытые территории для кого-то в будущем — преступление перед живущими сегодня»

Леонид Колпащиков: «Турист способен помочь биоразнообразию»

Успешные практики

Горный Алтай: бизнес вместо браконьерства

Мир заповедных животных

По следам тура в Кабардино-Балкарском заповеднике

Друзья заповедных островов

«Друзья заповедных островов» слетятся в Сочи в ноябре

Содержание

Константин Просекин: «Делать из заповедников и национальных парков закрытые территории для кого-то в будущем — преступление перед живущими сегодня»


Фото из архива ФГБУ «Объединенная дирекция заповедников Таймыра»

Редакция «Заповедных островов» попросила директора Объединённой дирекции заповедников Таймыра Константина Просекина рассказать своё видение перспектив развития туризма на ООПТ, о взаимоотношениях с ТРК «Арктический» и о тех вопросах, которые необходимо решить, чтобы люди и заповедные территории чувствовали себя друг с другом комфортно. Приглашаем всех коллег обсудить этот яркий материал. Прислайте свои мнения и комментарии на amuraviev@wildnet.ru.

 

О проектах по развитию туризма

Конечно, в границах Заповедников Таймыра что-то создавать непросто. В первую очередь это связано с географическим положением наших ООПТ: огромные территории, сложная логистика, очень резко выраженная сезонность, по сути, ограниченная временем полярных дней. Эти особенности существенно влияют на реализацию инфраструктурных проектов.

В Арктической зоне важно с самого начала детально подходить к проработке проекта, шлифовать его со всех сторон, и только потом запускать в реализацию. Попытки применять «материковый» опыт для быстрого создания инфраструктуры за Полярным кругом, конечно, приводят к определённым ошибкам. Это неизбежно, поскольку в условиях Таймыра сложно всё спланировать до мелочей. Без ошибок нет опыта. Стараемся этот опыт применять.

При этом, туристические объекты в Заповедниках появляются: какие-то уже работают, другие готовятся к запуску. Например, отлично функционирует инфраструктура на озере Собачьем, где расположен небольшой информационно-гостевой комплекс. Он востребован практически всё лето. Мы сумели запустить его в полный оборот за три года, и сейчас он пользуется большой популярностью.

Вместе с ЭкоЦентром «Заповедники» подготовлен проект экологической обзорной тропы там же на Собачьем. Планируем построить её на следующий год при бюджетном или внебюджетном финансировании. Изюминка тропы — использование материалов, доступных на месте. Это снижает нагрузку на Дирекцию по их закупке и доставке. Получается очень интересная и привлекательная особенность проекта, она будет использоваться и на других подведомственных территориях.

 

Изюминка тропы — использование материалов, доступных на месте. Проект экологического маршрута на оз. Собачьем подготовлен ЭкоЦентром «Заповедники». Слайд из презентации Дизайн-мастерской «АРХЛАМ», 2021 год. 

 

В прошлом году, благодаря нам, туристический комплекс на озере Кета, в охранной зоне заповедника Путоранский перешёл в собственность государства. Ранее его статус был не определён. Мы не могли вкладываться ни в ремонт, ни в содержание, ни, тем более, предлагать его как услугу. На сегодняшний день он в собственности государства и в нашем оперативном управлении. Думаю, что через год-полтора объект будет пользоваться не меньшим спросом, чем информационно-гостевой комплекс на озере Собачьем.

Следующее — озеро Лама, где у заповедников Таймыра две локации. Уже в этом году мы откроем в охранной зоне заповедника Путоранский первый визит-центр «Плато Путорана», завершается внутренняя отделка и монтаж наполнения. Мы очень надеемся, что запустим объект в конце августа к нашему юбилею — 10 лет объединения ООПТ Таймыра. Для прилегающей территории разработан проект познавательной инфраструктуры, который уже начал реализовываться при поддержке волонтёров Норильска. Вторая локация — палаточный лагерь с альп-хижинами.    

Хочу подчеркнуть, что наша инфраструктура рассчитана на любой возраст. Она благоустроена и готова принимать и детей, и людей серебряного возраста: гости спокойно могут приезжать и познавать природу.


О туроператорах на ООПТ

Исходя из своего опыта — более двадцати лет в заповедной системе — склоняюсь к тому, что заповедники и национальные парки не должны выступать в роли туроператоров. То есть, организовывать и готовить турпродукт «от а до я», начиная со встречи и заканчивая проводами. Задача у заповедной системы, как объекта туризма, другая — познавательная. Исходя из этого, мы должны сосредоточиться на предоставлении контрагентских услуг, из которых, в том числе, туроператоры формируют турпродукт.  

То есть, мы создаём платформу для турбизнеса, а бизнес её использует. И государство с этого имеет мультипликативный эффект, и мы, как государственное природоохранное учреждение, выполняем свою задачу в области экологического просвещения.

Если же управление ООПТ принимает на себя функции туроператора, то автоматически переходит в другую категорию: становится «клиентоориентированным», ставит во главу угла извлечение прибыли. Но как только речь заходит о превалирующей коммерческой составляющей, мы ставим крест на всех остальных задачах заповедной территории. Если не сразу, то со временем, — по законам экономики исход неизбежен. Абсолютно в этом убеждён.

 

О взаимоотношениях с ТРК «Арктический»

Туркластер — как инструмент экономики довольно полезная история, поскольку он объединяет в нераздельную цепь не только турбизнес, но и государственные структуры, что обеспечивает высокую степень устойчивости. Консолидируются общие силы, чтобы продвинуть именно регион, а не какой-то конкретный туристический продукт. За счёт создания единого информационного поля в регион приходят туроператоры. Они изучают, что могут предложить своим потенциальным клиентам, вносят корректировки: как улучшить качество и привлечь больше туристов.

С момента создания туркластера мы прошли и проходим через ряд специфических обстоятельств: пандемию, затем нынешние события. Но, так или иначе, всё это консолидировало внутреннего туриста на потребление турпродуктов Родины, наших регионов. Своевременная организация ТРК ощутимо увеличила турпоток. В наш короткий летний сезон спрос не всегда уже успевает за предложением, особенно в вопросах логистики и гостевого сервиса. Заповедники Таймыра и туркластер конструктивно взаимодействуют: к нам зашли крупные туроператоры, которые умеют чётко работать, с которыми удобно взаимодействовать и вести диалог.

Вообще, подчеркну, для любого туркластера заповедные территории как точки притяжения — один из ведущих мотивов посетить регион. Поэтому нам нужно дальше вместе много работать, чтобы территории Заповедников в рамках ТРК «Арктический» были представлены для потенциальных туроператоров и гостей соответствующим образом — ярко и эффектно.

 

О борьбе с нелегальными туристами

Такая проблема существует. Но сейчас она слабее, чем несколько лет назад. Особенно это касается территорий, куда доступ есть с воздуха или с воды. Для примера, можем привести Бухту Прончищевой, куда была одна из установочных экспедиций АРН. Ранее именно в эту бухту на море Лаптевых к лежбищу моржа на территории Таймырского заповедника существовали незаконные вертолётные рейсы, по сути, «регулярные», хотя о них громко и не говорили. Эту проблему решил один прецедент с административным наказанием — лётчик лишился лицензии. Теперь все в порядке, работа поставлено в правовое русло.  

Северные территории Заповедников — это регулярное патрулирование, которое проходит с пограничниками. Не на каждом рейсе, но где-то через раз наши инспекторы участвуют в совместных полётах, прорабатывают эти участки.

На самой популярной точке — Плато Путорана — для обывателя все походы, как правило, ограничиваются охранной зоной: это наиболее доступно и бюджетно, при этом нисколько не уступает по масштабам восприятия центральной части плато. В окрестностях озера Лама можно сходить в разные маршруты, подняться на водопады. Для охранной зоны такие визиты нормальны. Там, естественно, не должно быть промышленных объектов, но люди могут свободно приезжать, отдыхать, набираться здоровья и сил физически, знакомиться с природой. Требуется лишь получить от нас согласование, чтобы учреждение было в курсе их пребывания, плюс прослушать инструктаж.

 

Охранная зона Путоранского заповедника — достойное место для походов с облегчённым режимом пребывания. Фото А. Муравьева.

 

С другой стороны, к сожалению, по статистике основные нарушения приходятся как раз на охранную зону. В основном они связаны с незаконной рыбалкой, бытовым мусором.

Нужно сказать и об определённых нюансах путешествий непосредственно на территорию Заповедников. Мы эти нюансы доносим и до частных лиц, и до туроператоров.

Например: зачем должен работник заповедника или его представитель, который не ведёт экскурсий и не клиентоориентирован, лететь с группой, занимать место в вертолёте? Но это обязательное условие: контроль за соблюдением режима ООПТ, оно должно исполняться от и до. Конечно, безусловно, в процессе он может рассказать много интересного о заповедной территории, но для этого есть экскурсоводы. Почему не совмещается в одном работнике и то, и другое? К сожалению, не каждый госинспектор — оратор, как и не каждый экскурсовод обладает крепкой волей. Такие, конечно, есть, но их немного, поэтому идем по пути альтернативы — сопровождение обязательно, а экскурсовод по желанию: от нас или собственный от туропрератора. Некоторые туроператоры пытаются подобные темы сводить на нет, но мы этому успешно препятствуем.

В целом, можно только приветствовать приход на территорию Заповедников, в охранную зону крупного турбизнеса с новыми инфраструктурными проектами, туроператоров, умеющих работать с контрагентскими услугами. Некачественные и нелегальные услуги неизбежно уйдут в прошлое, либо займут ничтожно малый сегмент рынка. А у туриста, как потребителя, в свою очередь, будет выбор и возможность определиться с широким спектром качественных услуг.

Повторюсь — чтобы процесс появления качественного и ответственного турбизнеса в Заповедниках Таймыра стал более масштабным, необходимо ярче выделять наши ООПТ в структуре всего ТРК «Арктический», подчёркивать их несомненные достоинства.

 

Об оптимальном турпотоке и антропогенном влиянии

Чёткую цифру оптимального потока или предельно допустимой нагрузки никто не определял: методик таких нет, а те, что есть, довольно спорные. Сейчас на территории ООПТ мы принимаем в пределах 2–3 тыс. гостей за сезон, и это оправдано в плане нагрузки. Более того, мы даже можем удвоить количество гостей, что не станет критическим показателем антропогенного рекреационного влияния на окружающую среду.

Особенность в том, что на нашей территории турист находится буквально несколько часов. Единственный объект, где люди останавливаются дольше, это кордон на озере Собачьем, но инфраструктура там сама по себе ограничивает количество туристов: в сутки, в самый пик, может остановиться не больше 12–15 человек.

Для других территорий, которые мы развиваем, в первую очередь, стоит вопрос инженерных систем. Эти проблемы мы стараемся решить. Практически везде используется и будет использоваться газ. Применение же твердого топлива минимально, ввиду незначительных объёмов, — завозить его очень накладно и неэффективно.

Можно использовать альтернативную электроэнергию, но потребность в этом на сегодня в летние месяцы для заповедной территории (инфраструктуры) незначительна, поскольку летом естественного освещения более чем достаточно в полярный день, а в несезон зимой его просто нет.

Взвешивая объёмы используемых альтернативных источников (солнечные панели, инверторы, аккумуляторы для накопления энергии и т. д.), потребность в энергии, использование маломощных генераторов, думаю, мы пока на золотой середине, поскольку берём в расчёт весь углеродный след, оставляемый теми или иными технологиями.   

Вот с утилизацией ежедневных бытовых отходов приходится работать сложнее. С ТБО нет проблем, вывозим, как сейчас вывозят с турбаз в охранной зоне. А вот с ЖБО история куда серьёзнее. Впрочем, сейчас просто нет доступных технологий для Заполярья в этом вопросе, поэтому мы ограничены в решениях. Но, тем не менее, экспериментируем, стараемся найти выход. 

 

О проблеме аренды лесных участков

Хочу заострить внимание на большой проблеме — использования лесных земель в охранных зонах ООПТ. И не только для Таймыра, но для всей нашей заповедной системы. Дело в том, что в охранной зоне ООПТ управляющие учреждения (заповедники, национальные парки) поставлены в равные условия с иными пользователями лесных участков, что в корне не верно. В охранной зоне ООПТ осуществляется целый ряд природоохранных мероприятий, что в принципе нереализуемо без наличия опорных точек-пунктов для охраны, науки и экопросвещения. Поэтому мы сталкиваемся со сложностями, когда контролируем режим охранной зоны ООПТ, ставим эксперименты по оценке антропогенной и в том числе рекреационной нагрузке, ведем экологический мониторинг. Для этого на общих условиях мы конкурируем с бизнесом на аукционах, чтобы оформить аренду лесного участка в охранной зоне, где обязаны по закону вести комплекс мероприятий. Мало того, использовать этот участок мы можем в ограниченном диапазоне работ, и только по универсальным правилам, установленным для всех пользователей!

Приведу пример. У нас на обслуживании около 4 млн гектар лесных территорий. Мы имеем единый, соответствующий нормативам, пункт сосредоточения пожарного инвентаря, который готовы в любое время доставить к месту лесного пожара на площади 4 млн га.

Но, в то же время, исходя из действующего законодательства, на арендованных лесных участках мы также должны содержать подобные пункты, наравне с иными пользователями, у которых, кроме этого участка, других нет, и понятно, что подобный пункт им необходим. Причём, к примеру, лесные участки на территории охранной зоны Путоранского заповедника находятся в зоне космического мониторинга, и они в принципе никем не тушатся. Лесное хозяйство тушить ни при каких условиях не будет, населенных пунктов там нет, но пункт сосредоточения пожарного инвентаря должен быть на месте на площади в нескольких гектаров.

Такие правовые коллизии не очень приятные, мы из-за них проходили через суды, успешно отстаивали свою точку зрения. Но, тем не менее, проблемы периодически возникают. Получается парадокс: мы обязаны как государственная структура сохранять природу вверенной территории, а приходится доказывать, что мы не наносим вред, охраняя её.

При этом нередки случаи, когда кто-то на территории, где нет пользователя, несанкционированно поставил себе дом, побросал в нём хлам и не имеет сил его вывезти. И на такие случаи глаза просто закрываются. Это неправильно и нецивилизованно.

Поэтому очень актуальна и важна законодательная инициатива, регламентирующая возможность заповедникам и национальным паркам в их охранных зонах брать в порядке преференции необходимые лесные участки в бессрочное пользование с адаптированными условиями договоров под условия конкретного географического района.  

 

О значении заповедных территорий

Нужно чётко понимать: заповедники и национальные парки создаются для сохранения национального достояния нашего народа, нашей страны. Отдельные ООПТ имеют статус и международного достояния. Делать из них закрытые территории для кого-то в будущем — это преступление перед живущими сегодня.

ООПТ должны быть доступны, но в регламентированном плане. Коммерциализация, «извлечение прибыли» не могут главенствовать в деятельности природоохранного учреждения.

Задача заповедников и национальных парков: дать человеку знания и помочь понять, что есть огромные территории, великое наследие России, с которым необходимо познакомиться. Чтобы после посещения ООПТ у человека оставалось ощущение гордости за Родину. И гордости за то, что не всё у нас покупается и продаётся.