Вход
Регистрация

Заповедные острова

Мы в соцсетях: VKYoutube

Содержание номера

Скрыть содержание

К читателям

«Нельзя научить человека любить природу, если его туда не пускать»

Заповедная мозаика

Новые топовые национальные туристические маршруты включают в себя заповедные территории

В Крыму после БСТ решили построить БКТ

В Долину гейзеров вместо Турции: жители Камчатки могут использовать право на проезд в отпуск, чтобы бесплатно посмотреть на природные жемчужины своего региона

Труднодоступный нацпарк будут пытаться превратить в туристическую мекку с помощью «Удоканской меди»: каковы шансы на успех?

Сигнал тревоги

«Воробьёвы горы» — заповедные и антропогенные

Главная тема

ТУРИСТИЧЕСКИЙ МИР ТАЙМЫРА

Максим Миронов: «Наш потолок — 50 тысяч туристов в год: это не навредит природе Арктики и принесёт пользу экономике»

Константин Просекин: «Делать из заповедников и национальных парков закрытые территории для кого-то в будущем — преступление перед живущими сегодня»

Леонид Колпащиков: «Турист способен помочь биоразнообразию»

Успешные практики

Горный Алтай: бизнес вместо браконьерства

Мир заповедных животных

По следам тура в Кабардино-Балкарском заповеднике

Друзья заповедных островов

«Друзья заповедных островов» слетятся в Сочи в ноябре

Содержание

ТУРИСТИЧЕСКИЙ МИР ТАЙМЫРА

Как ЭкоЦентр «Заповедники» помог создать мастер-план туркластера «Арктический» и придумал уникальный продукт для развития качественной природной рекреации


Таймыр. Река Мамонта. Фото А. Муравьева

Текст: Антон Муравьев

Осенью 2019 года Агентство развития Норильска (АРН) обратилось к ЭкоЦентру «Заповедники» с нетривиальным и интересным предложением (от которого было сложно отказаться): принять участие в создании мастер-плана туркластера «Арктический», который позволил бы качественно развивать туризм на Таймыре, включая территории знаменитых заповедников и охранные зоны вокруг них.


Под названием «Таймыр» мы имеем в виду не только сам географический полуостров, занимающий 400 000 км². Мы говорим обо всей территории Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района (ТНДМР) Красноярского края — 879 900 км² — с административным центром в городе-порте Дудинка и о городе краевого значения Норильск площадью 4 500 км², крупнейшем российском и мировом центре цветной металлургии. Особо охраняемые природные территории под управлением Объединённой дирекции заповедников Таймыра располагаются на площади 119 000 км², то есть, почти на 13,5% от общей территории.


Туризм был определён для АРН как одно из магистральных направлений деятельности, наряду с развитием деловой и городской среды, социокультурными и образовательными проектами, а также работой по повышению инвестиционной привлекательности Норильска и Таймырского Долгано-ненецкого муниципального района.

 

 

ТДНМР, Норильск, и ООПТ Таймыра. Слайд из презентации мастер-плана ТРК «Арктический»

 

Представители российских и международных туроператоров и турагентов уже съездили в июне 2019 года по главным доступным летним точкам притяжения Таймыра: посетили Дудинку и этно-стойбище на левобережье Енисея, погрузились в историю создания Норильска, прошлись на аэроглиссерах до баз на озере Лама, слетали на живописные водопады плато Путорана. Но пока это были подготовительные работы, рекогносцировка, попытка прощупать туристические возможности района. Необходим был системный подход, анализ, детальная оценка проблем, потенциала и рисков, применение существующего опыта к весьма непростым начальным условиям территории.

Таймыру было критически важно формирование комплексной программы развития туризма, создание единой системы взаимодействия, взаимопомощи и обмена информацией между всеми сторонами, вовлечёнными в индустрию.

Сегодня мы расскажем, как ЭкоЦентр «Заповедники» вместе с АРН собирал этот проект. Как мастер-план эволюционировал, проходил через многочисленные сложности, как пересёк пандемию ковида и, наконец, в апреле 2022 года был утверждён на совещании при главе Норильска, представлен широкой общественности, а затем отправлен в администрацию Красноярского края и в федеральные органы исполнительной власти.

Работа над мастер-планом туркластера для такой огромной территории помогла ЭкоЦентру «Заповедники» выработать собственное ноу-хау, практико-ориентированный продукт, который сейчас можно смело масштабировать на любую территорию в России.

Наша главная задача — рассказать о том, как была сконструирована работа, показать изнутри её особенности и нюансы, посмотреть на проект глазами исполнителей. Это — полезный пласт практической информации для всех, кто интересуется темой, планирует создать что-то подобное или собирается заказать туристический мастер-план для своей территории.

Презентационную версию мастер-плана можно посмотреть по ссылке (внимание, файл размером 225 Мбайт).

 

Герои главной темы

Анастасия Король,
заместитель директора
АРН, руководитель направления
«Развитие туризма»
 

Евгения Филиппова,
руководитель проектов
ЭкоЦентра «Заповедники»

 

Александр Железняк,                   
эксперт ЭкоЦентра
«Заповедники»


 

 

В суровых условиях Арктики

Исходный материал для создания мастер-плана туркластера «Арктический» представлялся очень специфическим.  

Труднодоступная территория за полярным кругом, холод, ветер, полярная ночь, короткое лето в два — два с половиной месяца.

Нет сухопутной связи с материком, всего две точки входа в ТДНМР — аэропорт Норильска и порт Дудинка. Две «с половиной», если считать круглогодичный аэропорт в Хатанге, но туда летают только борты из Норильска (два раза в неделю) и Красноярска (один раз в неделю) за ценник, сравнимый с билетами в сам Норильск.

Гостинично-ресторанная отрасль, которой необходимо серьёзно двигаться к стандартам настоящего гостеприимства. Небольшое количество местных несертифицированных (проще говоря, полулегальных и нелегальных) туроператоров, которые не могут гарантировать обеспечения качественных услуг.

Отсутствие какой-то единой структуры, которая могла бы предоставлять гостям турпродукт и нести за это ответственность.

Очень дорогая и ограниченная логистика внутри территории: вертолёты, суда во время короткого лета, спецтранспорт по зимникам.   

При этом Таймыр — это невероятная природа, ледниковые озера и троговые долины, величественные плато и метеоритный кратер, уникальный животный мир, удивительные история и культура, таинственные предания коренных народов. Каждый человек, который попадает на Таймыр, по сути, перестаёт быть туристом и становится путешественником. Он постигает место, которое притягивало людей на протяжении столетий, связанное с такими именами, как Харитон Лаптев, Василий и Татьяна Прончищевы, Семён Челюскин, Александр Миддендорф, Отто Шмидт, Николай Урванцев, Александр Колчак, Александр Сотников.

 

На берегах озера Таймыр, четвёртого по площади пресного озера России. Фото А. Железняка. 

 

Для тех же, кто интересуется индустриальной стороной жизни территории (пусть это и не является фокусом нашего издания, но представляет интерес с точки зрения устойчивого развития), есть возможность промышленного туризма. Причём это не только спуск в глубокие шахты, посещение обогатительных фабрик, металлургических заводов и транспортной инфраструктуры «Норникеля», но и экскурсии на местные продовольственные предприятия, обеспечивающие жителей овощами, мясной, рыбной и молочной продукцией, водой и напитками.

И вот с такими вводными нужно было собрать головоломку под названием туристско-рекреационный кластер «Арктический», учесть мнения и пожелания всех стейкхолдеров, найти пересечение множеств их интересов. 

Это вызов! — решили в ЭкоЦентре и приняли его.

Раньше проектировщики «Заповедников» неоднократно принимали участие в разработке планов по развитию туризма на территориях ООПТ и вокруг них. Но такая грандиозная и сложносочинённая задача возникла впервые.

«У нас не было формата, не было опорных работ, показывающих, как и что нужно делать. Опыта таких масштабных проектов вообще не было», — говорит Александр Железняк, эксперт ЭкоЦентра «Заповедники», соавтор мастер-плана.

Действительно, в России ещё не предпринималось попыток сделать аудит такой сложной территории и создать модель её дальнейшего эффективного туристического развития. Поэтому вопросы шли за вопросами. Нужно увеличить турпоток — но как это сделать? Нужно снизить стоимость — но как это сделать?

Опорных исследований не было, ко многому пришлось приступать впервые.
«Мы смотрели вокруг, пытались понять, что такое мастер-план, но не нашли ни одного примера, который бы нас удовлетворил, — соглашается Анастасия Король, заместитель директора АРН, руководитель направления «Развитие туризма», непосредственный куратор проекта, — поэтому мы сначала готовили техзадание с «Заповедниками Таймыра», потом команда ЭкоЦентра вносила предложения по социологии, источникам и тому, как сделать мастер-план шире и глубже. Все вместе изучали, что хотим развивать, вдумывались в территорию, старались понять все боли туристического сообщества изнутри, собирали комментарии от лиц и организаций, у которых были интересы к той или иной грани развития туризма».

 

Начало с чистого листа

В конце 2019 года туризм не имел значимой доли в экономическом развитии Таймыра. Турбизнес редко становился жизненным выбором норильчан, ориентировался на внутреннего потребителя и практиковался спорадически — в зависимости от сезонных запросов. Агентство развития Норильска зафиксировало турпоток на уровне пяти с половиной тысяч человек, плюс 26 000 вахтовиков, которых при желании для статистики можно записать в раздел «деловой туризм» (но это едва ли будет справедливо).

Главное направление туристов, которое дало пищу для оценки АРН, — Плато Путорана: 2421 внешний гость за 2019 год, плюс 3064 человека составил внутренний турпоток. 80% рекреационного турпотока приходилось с июля по октябрь, остальные — с апреля по июнь.

Иркиндинский водопад. Плато Путорана. Фото А. Муравьева.

 

Цифры минимальные, если посмотреть на статистику по арктическим регионам других стран и самой России. К примеру, Мурманская область в последние годы стала яркой точкой притяжения гостей, но стоит делать поправку на транспортную доступность, стоимость билетов и несложную внутреннюю логистику.

Проще говоря, для ЭкоЦентра, АРН и администраций Норильска и ТДНМР проект начинался с чистого листа, а контуры будущего проступали постепенно.

«Важно было объединить усилия властей, промышленных предприятий, субъектов малого и среднего бизнеса, туристического сообщества, — говорит Александр Железняк, — Мы сразу поставили себе за аксиому, что туриндустрия на Таймыре способна внести весомый вклад в социально-экономическое развитие территории. При этом чрезвычайно важно было иметь в виду сохранность хрупкой арктической природы, учитывать интересы местных жителей».

 

В масштабах всего Таймыра

Сначала Агентство развития Норильска не собиралось строить модель развития туризма в масштабах целого Таймырского района. Обсуждался только план систематизации и повышения качества туристических услуг по уже отработанным направлениям из Норильска (Красные камни, турбазы на озёрах и маршруты в охранной зоне Путоранского заповедника, само плато Путорана) и Дудинки (этнографические и культурные объекты в городе, этностойбища на левобережье Енисея).

Как вспоминает Анастасия Король, всё изменила экспедиция в село Хатанга в августе 2019 года.

«На нас очень сильно повлияло общение с местным туристическим сообществом. Тогда это были всего два человека, но мы поняли, что они готовы развивать туризм. Вокруг могут существовать фантастические красоты, но процесс не пойдёт, пока нет людей, кто может и хочет возить гостей. В Хатанге стало ясно, что существуют энтузиасты, способные работать с туристами даже в самых отдалённых пунктах, — говорит Анастасия, — и буквально пришло озарение, что только Норильск и только Дудинка — это очень мало».

Кратер Попигай — одно из новых неизведанных направлений для туристов. Фото А. Железняка

 

После этого в АРН начала оформляться идея серии экспедиций в различные точки Таймырского района, чтобы оценить, проложить и собрать совершенно новые и уникальные туристические маршруты. Такая диверсификация критически важна в условиях Арктики, когда любое путешествие очень сильно завязано на погодные условия, вне зависимости от времени года. Необходимо разработать параллельные и замещающие варианты, чтобы турист, заплативший достаточно большие деньги за своё путешествие, имел возможность при любом раскладе наполнить своё пребывание невероятными впечатлениями, а не просто пережидать непогоду в гостинице.

 

Опытным путём

Подготовительная камеральная работа проектной команды ЭкоЦентра в Москве продлилась около трех месяцев.

«Информации было очень мало, — замечает руководитель проектов ЭкоЦентра «Заповедники», соавтор мастер-плана ТРК «Арктический» Евгения Филиппова, — месяца три мы «вскапывали» интернет. Пришлось собирать всё по крупицам, из разных источников, плюс рассылать запросы по всем возможным адресатам. Исходили с коллегами из того, что должны создать не формальный, а полезный документ, который можно реализовать, перевести в практическую плоскость».

В общем, образ мастер-плана рождался опытным путём.

После описания результатов «камералки», в феврале 2020 года, как раз накануне пандемии коронавируса, Евгения Филиппова и Александр Железняк высадились в Норильске, чтобы за две недели провести глубинные интервью со всеми сторонами, вовлечёнными в развитие туризма в Норильске и ТДНМР.

 

Полевая работа

График получился плотным. Полевой исследовательский блок включал в себя около десяти бесед в день. Стояла задача выслушать всех: власти Норильска и района, компанию «Норникель», гражданское общество, представителей коренных малочисленных народов Севера, легальный и «серый» турбизнес.

«Поначалу был хаос, — говорит Евгения Филиппова. — Кто-то поддерживал и был про развитие вообще, как представители администрации города. Кто-то, например, в «Норникеле», делился глобальным видением. Кто-то, со своим маленьким бизнесом, беспокоился, что могут появиться лишние конкуренты, и включение в общий кластер затронет их интересы. А мы хотели понять всех, осознать, в какой среде мы работаем».

Никто и не говорил, что сразу будет легко! И абсолютно для всех это оказалось полезным упражнением. Подробные диалоги с проектной командой позволили участникам процесса не только посмотреть на ситуацию через новую оптику, но, наконец, наладить горизонтальный разговор между собой. Непросто, но рождалось верное понимание будущего, в котором состязательная атмосфера единого туркластера повысит качество туризма, расширит линейку услуг и продуктов, создаст здоровую среду для взаимодействия и взаимопонимания.

Потребность в таком большом количестве интервью возникла неслучайно: на входе попросту не было объективной информации, социологии, статистики как по туристам, так и по местным жителям, по их готовности принимать гостей и вообще по отношению локальных сообществ к внешнему турпотоку.

«Наличие социологии или социально-демографических исследований, а лучше и того, и другого, дали бы нам в самом начале общую картину, портрет всех страт, то есть мощный объем для обработки, — убеждён Александр Железняк. — Тогда интервью понадобились бы только для расстановки акцентов. Плюс, для такого рода исследований во всём мире широко используют большие данные и, например, «тепловые карты» от сотовых операторов, чтобы понять модели поведения. В нашем же случае до всего мы шли сами».

Справедливости ради скажем, что некоторые исследования ранее уже были сделаны в рамках проекта АРН по брендингу Таймыра.

«Когда мы делали брендинг, и провели небольшую социологию, то смогли немного по-новому взглянуть на территорию, — подчёркивает Анастасия Король, — поняли какие-то ранее неочевидные вещи: что можно присвоить международный статус аэропорту «Норильск», построить причалы на реке Норильская, создать качественную инфраструктуру. Но комплексного знания не хватало».

 

Работа началась с надежды

Неудивительно, что и собеседники проектной команды воспринимали идею единого туркластера по-разному, и интервьюерам пришлось иногда ломать собственные стереотипы.

«Когда я ехала в первый раз, то было ощущение, что Норильск — это такое, достаточно депрессивное место, — делится воспоминаниями Евгения Филиппова, — но оказалось всё совершенно наоборот. Большинство людей, с которыми мы общались, оказались очень позитивными, с большим количеством планов и инициатив, которые видят перспективы развития и туризма на Таймыре в целом, и своего бизнеса в туризме в частности».

Несмотря на то, что многие туристические предприниматели пока ещё работали в серой зоне, к тому моменту ощутимо сократилось нелегальное проникновение на территории Заповедников Таймыра, в первую очередь — на районы Плато Путорана. Новое руководство Объединённой дирекции Заповедников стало допускать к себе только организованные вертолётные туры. Но, при этом, позволило местным туроператорам и гидам-проводникам проявлять собственную инициативу в охранной зоне, водить в маршруты и вообще организовывать природную рекреацию. Нужно только уведомить Заповедники. (См. реплику директора «Заповедников Таймыра» Константина Просекина).

«К туроператорам идея единой системы организации туризма на Таймыре приходила постепенно, — продолжает Евгения, — и в этом заслуга АРН. Важно было донести, что туркластер — это не то, что у вас что-то отняли, а возможность взаимодействия, обмена туристами. Для многих такой подход поначалу был неочевиден, но мнение достаточно быстро менялось».

«Легче всего было поменять отношение туристического сообщества, — соглашается Анастасия Король. — Это произошло в том числе благодаря тому, что АРН подписало с ними соглашение о формировании туркластера, стало реализовывать меры поддержки. Вообще, комплексная (впервые!) поддержка малого и среднего бизнеса, даже вне контекста ТРК,  подстегнула их в итоге к деятельному участию в создании мастер-плана. Все хотели какой-то помощи и увидели, как её получить».

Работа с мастер-планом и работа с предпринимателями начались с надежды, считает Анастасия. Многие представители МСП подчёркивали: мы пришли, поговорили с вами и увидели, что можно что-то реально сделать. В свою очередь, специалисты АРН в режиме 24/7 помогали писать гранты, делать заявки, проводили специальное обучение.

Регионообразующий бизнес в лице «Норникеля» сразу обозначил готовность к глобальным преобразованиям в сфере туризма и, в свою очередь, пригласил к реализации туристического проекта «Затундра» (в подкластере района Талнаха и озера Мелкого) крупную девелоперскую группу «Васта Дискавери». К слову сказать, руководитель этой компании Сергей Бачин — известный специалист в области комплексного развития территорий и создания туристической инфраструктуры, в своё время построил курорт «Роза Хутор», а сейчас развивает на Камчатке проект «Парк Три Вулкана».

Норило-Пясинская система озёр и проект «Затундра». Слайд из презентации мастер-плана ТРК «Арктический».

 

Администрации Норильска и ТДНМР сперва отнеслись к проекту мастер-плана осторожно. Это легко понять: через них и так идёт огромный поток документов о развитии территории, а здесь появилась перспектива возникновения ещё одной масштабной стратегии, которую нужно проанализировать и пропустить через себя.

Ну и, наконец, серьёзная часть глубинных интервью была проведена с представителями Ассоциацией коренных малочисленных народов Таймыра. Её представители выразили желание включиться процесс, но жаловались на отсутствие специальных знаний, необходимых для участия в качественном турпродукте. (Более подробно с бытом, историей и культурой КМНС проектная команда ЭкоЦентра познакомилась позже в экспедиции по этнопоясу: посёлкам Таймыра в конце июня — начале июля 2021 года).

После серии глубинных интервью со всеми стейкхолдерами на «творческой кухне» АРН прошла стратегическая сессия с турбизнесом: в буквальном смысле рисовали от руки карту и фиксировали на ней наиболее интересные территории, объекты, куда можно возить туристов, обсуждали существующие ограничения.

А потом проектная команда ЭкоЦентра вернулась в Москву и занялась обработкой полученной информации, создавая первую, исследовательскую часть мастер-плана. Как раз тут и грянула пандемия, которая на несколько месяцев заставила самоизолироваться всех россиян. Впрочем, объем полученного материала и так предполагал кропотливую камеральную работу.

Когда ситуация с коронавирусом стала немного легче, Анастасия Король со своими соратниками окончательно продумала план серии экспедиций и поездок по Таймыру.
 


Экспедиции АРН и Экоцентра

  • Август 2019: отправная точка проекта — первая судьбоносная экспедиция АРН в Хатангу.
  • Июль 2020 года: экспедиция в Хатангу.
  • Август 2020 года: экспедиция к бухте Татьяны Прончищевой. (Бухту до сих пор неверно называют бухтой «Марии» Прончищевой, что является следствием неверной интерпретации картографами точки «М. Прончищевой», что означало «Мыс Прончищевой», но было воспринято, как сокращение от имени; в начале 80-х эта ошибка была зафиксирована и поправлена, но на географической карте пока ещё находится старое название).
  • Июнь-июль 2021 года, этнопояс: Норильск — Хатанга — Жданиха —  Сындасско — Попигай (+аргиш — караван из оленьих упряжек — в Попигайской тундре) — Кресты — Новая — Хета — Катырык — Волочанка (+ферма овцебыков на Стойбище Такер) — Усть-Авам — Дудинка — Норильск.
  • Начало августа 2021 года: Дудинка — Диксон по Енисею.
  • Конец августа 2021 года: Хатанга — оз. Таймыр — Мыс Челюскин — река Мамонта. Подробнее про экспедицию можно почитать здесь

 

Экспедиция на самой северной точке евразийского континента — мысе Челюскин. Август 2021 года. Фото А. Железняка.

 

Эволюция мастер-плана

Шло время, багаж знаний накапливался, по итогам экспедиций собиралась сложная мозаика всего Таймыра как туристической территории. Мастер-план органично эволюционировал. Уже в начале 2021 года Александр Железняк успешно презентовал первый этап мастер-плана в Норильске.

«Документ получался очень консолидированный, — подчёркивает Евгения Филиппова, — по ходу общения, путешествий, он трансформировался, углублялся и дополнялся. Мы хотели, чтобы каждый видел себя в этом процессе. Со многими вводными нам помогало Агентство развития Норильска, местные администрации давали свои замечания, «Норникель», МСП».

Вместе с развитием документа менялось и отношение участников.

«Сейчас всё совершенно по-другому, — говорит Анастасия Король, — например, представители власти увидели конкретный результат. Для меня очень важно, что теперь этот мастер-план показывают на разных мероприятиях в других регионах, в федеральном центре. Значит, документ работает, его восприняли, как практикоориентированную и работающую сущность».

«Когда мы начинали, все были настороженные, — добавляет Евгения, — но со временем становилось ясно, что люди всё больше понимают потенциал этой коммуникации, осознают, что участие в мастер-плане — это путь развития».

В свою очередь, бизнес теперь сам начал предъявлять возрастающие требования и к администрации, и к АРН.

«Бизнес стал работать лучше, — объясняет Анастасия, — бизнес вырос и требует конкретных действий. Когда появляется качество, то оно предъявляется ко всему. Вот, например, бизнесу нужен причал на реке Норильской, а мы его ещё не построили. С этим вопросом приходят к нам».  

 

Образ будущего

Полный мастер-план вместе с презентацией на 250 страниц был защищён Александром Железняком и Евгенией Филипповой в апреле 2022 года, после чего в мае принят администрациями Норильска и ТДНМР, а затем отправлен руководству Красноярского края. Следующий этап рассмотрения и утверждения — на федеральном уровне: в Министерстве по делам Дальнего Востока и Арктики.

И в нем на карте Таймыра отмечены новые точки, проложены маршруты, способные во всей полноте открыть эту удивительную территорию. При этом, авторы убеждены, что мастер-план — это не «устав вооруженных сил» и не что-то, высеченное в граните.

«Документ — это вектор развития, — подчёркивает Евгения Филиппова, — Для любого предпринимателя найти себя, развивать дело, имея в виду, что его направление соответствует мастер-плану — очень большая поддержка. Подспорье для участия в каких-то грантовых конкурсах. Без общего плана ты идёшь сам по себе, а когда ты встроен в систему развития такой территории, то понимаешь свои возможности и те меры поддержки из бюджета, которые можешь получить».

«Стратегия — не конечный документ, она должна адаптироваться к условиям рынка, к ситуации и трендам на рынке», — добавляет Александр.

Сама работа по реализации намеченных направлений началась задолго до формального утверждения документа (как только позволили «антиковидные» меры). И уже сейчас можно зафиксировать практические моменты.

Международный статус аэропорту Норильска будет предоставлен в 2023 году — именно с помощью мастер-плана удалось защитить эту необходимость на федеральном уровне и обосновать все детали.

Практически все объекты, перечисленные в мастер-плане, в том числе тот самый причал на Норильской, находятся в комплексном плане социально-экономического развития города.

Строятся три бизнес-отеля, первый из которых откроется в сентябре этого года.

К 2023 году на горе Шмидтихе будет оборудована смотровая площадка.

На любимом месте отдыха норильчан — водопаде Красные Камни — будет создана удобная инфраструктура, а на части территории — парк.

 

Водопад «Красные камни». Фото Д. Булавинца, предоставлено Агентством развития Норильска.

 

Идут гидрологические исследования для того, чтобы включить Норило-Пясинскую систему рек и озёр в Перечень внутренних водных путей. Это позволит создать водную и причальную инфраструктуру, чтобы организовывать легальные перевозки, в том числе для проекта «Затундра» на озере Мелком и до баз отдыха на озере Лама.

Сам проект «Затундра» находится в активной фазе планирования.  

Метеостанция на Диксоне готова принимать туристов.

Компания «Барнео» реконструирует гостиницу в селе Хатанга и собирается открыть короткий и удобный авиамаршрут «Хатанга — Северный полюс».

Ведётся работа по производству локальной сувенирной продукции, местные умельцы готовы предлагать коллекции одежды, самую северную парфюмерию, шахтёрское мороженое.

Активно готовится к реализации концепция развития промышленного туризма, причём не только на предприятиях «Норникеля». Ведь в Норильске расположены и пивоваренный завод, и мясоперерабатывающий комбинат, и целое тепличное хозяйство, где в условиях Крайнего Севера растут огурцы, помидоры и разная зелень.

«Я не скажу, что прямо стремительно, — считает Анастасия Король, — но процентов на тридцать к 2023 году мастер-план уже выработается полностью, а через пару лет по нему можно будет очень хорошо и содержательно отчитаться. Работаем в полном взаимопонимании и с бизнесом, и с административными кругами. Значит, мы не зря старались».

Можно утверждать, что опыт ЭкоЦентра и АРН прекрасно масштабируется на любую территорию в России. «Заповедники» уже использовали его в Национальном парке «Хибины» и на Камчатке. Теперь мастер-план туркластера «Арктический» — настоящая модель для подражания, можно двигаться вперёд. 


Хронология работы по мастер-плану

  • Октябрь 2019. Старт: соглашение между Агентством развития Норильска и ЭкоЦентром «Заповедники».
  • Октябрь 2019 — Февраль 2020. Камеральные работы.
  • Февраль 2020. 2 недели глубинных интервью.
  • Февраль 2020 — Январь 2021. Обработка результатов, экспедиции.
  • Январь 2021. Защита первого исследовательского этапа работ.
  • Январь 2021 — Апрель 2022. Продолжение экспедиций, планирование территории.
  • Апрель 2022. Окончательная защита мастер-плана. 

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ


Два синхронизированных формата

Особенность мастер-плана заключалась в том, что было создано два синхронизированных формата. Один, который готовила Евгения Филиппова, был более формализованным, текстовым, с множеством выкладок из законодательства.

Второй, сделанный Александром Железняком, — презентация. Её краткая версия представлена по этой ссылке (внимание, файл размером 225 Мбайт). Она сделана для того, чтобы наглядно показать суть всей работы.

Министерства и чиновники читали тексты, которые соответствовали всем регламентам и требованиям. Бизнес смотрел презентацию, чтобы лучше понимать и саму территорию, и планы по её развитию.  

«Один документ принимается, второй разъясняет. — говорит Александр, — Недавно на Камчатке мы работали с ЮНЕСКО. И они нам сказали очень правильную вещь: делайте как можно больше презентаций, чтобы люди вообще понимали, как идёт ваша работа. Очень часто проблема таких исследований в том, что нет обратной связи, а есть кирпич, который никто не читает. И до этого мы тоже доходили интуитивно».

 

Агентство развития как лучшая институция

Работа с АРН продемонстрировала, что именно такая институция развития, находящаяся вне какой-либо страты, является оптимальной для реализации подобных проектов. Агентство учреждено Администрацией Норильска, компанией «Норникель» и Благотворительным фондом Потанина, то есть властью, бизнесом и гражданским обществом. Поэтому АРН успешно объединяет всех участников и подталкивает их к качественному решению необходимых вопросов.  

«Инициативность и креативность, которые есть в такой структуре организации — это очень хорошо для территории и взаимодействия со всеми участниками. Являясь точкой сборки инициатив, АРН всегда действует свободно, без формальных или внутренних ограничений», — заключает Евгения Филиппова.