Вход
Регистрация

Заповедные острова

Мы в соцсетях: FacebookVKYoutubeInstagram

Содержание номера

Скрыть содержание

Вступительное слово

Заповедные территории онлайн

Заповедная история

«К каждому файлу подходишь, как к беседе с живым человеком»

Бухта Тихая: тихий подвиг полярников

Заповедное дело в России: страницы и уроки истории

Тема номера

Пандемия — не повод сидеть, сложа руки

«Заповедное Подлеморье» в онлайн-пространстве.

2020: новый формат, новая аудитория

Связь из леса: заповедная телестудия

В режиме самоизоляции

Сам себе заповедник

Национальный парк «Угра» онлайн

Новогодний онлайн-экомарафон от природного парка «Вулканы Камчатки»

Экотуризм

По Серебряному ожерелью России и не только

Практики

Школа юного экскурсовода в национальном парке «Югыд ва»

Опыт

Дикоросы Алтая: потенциал для развития экобизнеса без ущерба для природы

Эко-академия

Экоцентр «Заповедники»: новые технологии в экологическом просвещении

Идеи и открытия

Как включать в планы управления ООПТ меры по адаптации к изменениям климата (на примере заповедника «Убсунурская котловина»)

Заповедное творчество

Витольд Ясвин: "Я хочу рассказать тебе мир"

Содержание

«К каждому файлу подходишь, как к беседе с живым человеком»

Кенозерский национальный парк перевел волонтерские лагеря в онлайн


Кабинет учёного, предполагаемое место для работы волонтёров в музее "В начале было слово". Фото Евгений Мазилов

С момента создания Кенозерского национального парка на заповедную территорию постоянно приезжают российские и иностранные добровольцы. Обычный волонтерский сезон длится шесть месяцев — с апреля по октябрь. За это время парк реализует не менее 10 добровольческих проектов по сохранению природного и культурного наследия. Казалось бы, ничто не может повлиять на привычный ритм волонтерского сезона. Оказалось, может!

С марта территории национальных парков «Кенозерский» и «Онежское Поморье» закрылись как для туристов, так и для добровольцев. Эпидемическая обстановка и стремительно распространяющаяся коронавирусная инфекция изменили жизнь многих, заставили отказаться от привычных методов работы и выйти в онлайн-пространство. Первый запланированный волонтерский лагерь «Кенозерские сказы», который должен был пройти в середине апреля, приобрел статус дистанционного.


Когда пришло время принимать решение о дальнейшей судьбе проекта, очень помог тот факт, что волонтеры должны были работать за компьютерами — это можно делать и из дома.


«Мы прекрасно понимали, что для многих волонтеров решающий момент при выборе той или иной программы — возможность посетить заповедные места, познакомиться с новыми людьми. Дистанционная помощь не имеет таких очевидных плюсов. Поэтому бонусом для участников онлайн-проектов стало преимущество при дальнейшем отборе в традиционные волонтерские лагеря», — рассказала начальник отдела социокультурной деятельности парка Светлана Марич.

Ретушь для музея от Татьяны ЮрьевойВ рамках проекта сотрудники ООПТ планировали пригласить волонтеров в деревню Вершинино. Одна из местных достопримечательностей — музей «Вначале было Слово».

В нем представлены экспозиции о кенозерских сказителях и об исследователях фольклора Русского Севера. Это место идеально подходило к теме лагеря, где волонтеры могли бы работать и вдохновляться древним эпосом.

Когда пришло время принимать решение о дальнейшей судьбе проекта, очень помог тот факт, что волонтеры должны были работать за компьютерами — это можно делать и из дома. «Придумывать новое задание и менять концепцию лагеря нам не пришлось, так что перейти в онлайн было несложно. Мы предложили участникам поработать дистанционно. Все добровольцы вошли в положение и согласились», — сказала Светлана.


Первый опыт работы с волонтерами в онлайн-пространстве увенчался большим успехом. Вторая смена «Кенозерских сказов» не заставила себя долго ждать, и уже в мае состоялся второй набор добровольцев. В сумме за две смены волонтеры расшифровали около 40 часов записей.


Ретушь для музея от Саввы МугинаВ фондах и архивах Кенозерья сохранились записи песен и сказов, сделанные исследователями еще в прошлом веке, но важные данные об обладателях записанных голосов утрачены.

Чтобы восполнить эти пробелы, сотрудники парка беседуют с жителями кенозерских деревень, записывают их воспоминания, уточняют уже имеющуюся информацию. Каждый рассказ — это личная история о своей земле и в целом о жизни страны.

Местные жители помогают выяснить, кто изображен на старых фотографиях, как выглядели дома раньше, каким был быт в деревнях и многое другое. А потом эти записи обрабатывают специалисты парка и волонтеры.

Стенограммы лягут в основу научных работ, дополнят существующие исследования и помогут в создании новых музейных экспозиций.

Первый опыт работы с волонтерами в онлайн-пространстве увенчался большим успехом. Вторая смена «Кенозерских сказов» не заставила себя долго ждать, и уже в мае состоялся второй набор добровольцев. В сумме за две смены волонтеры расшифровали около 40 часов записей.

Вторым проектом, который перешел из офлайна в онлайн, стал «Музей народной памяти». Изначально парк приглашал волонтеров в деревню Рыжково — помочь с ремонтом старого магазина, который перестраивают под музей. Но сделать ремонт удаленно невозможно.

«Мы посоветовались с жителями и придумали другое задание. Добровольцам предстояло отретушировать старые фотографии», — рассказала куратор смены, главный хранитель музейных фондов парка Анна Анциферова

Ретушь для музея от от Юлии СарэуДля экспозиции уроженцы деревни собрали около 400 снимков. Раритетами из семейных альбомов поделились даже те, кто уехал с малой родины за тысячи километров.

Но не у всех была возможность качественно отсканировать изображения, да и сами фотографии со временем пожелтели, выцвели, деформировались и потрескались. Выставить их в музее в таком виде было нельзя.

Бюджет народного проекта очень мал, а сами рыжковцы не умеют работать в современных фоторедакторах.

Поэтому решили призвать на помощь добровольцев, которые помогут вернуть из забвения знакомые лица, оживить на полустертых временем снимках дорогих земляков.

Некоторые кадры были сделаны еще в начале прошлого века, и теперь отреставрированные фото будут рассказывать об истории Рыжково и окрестных деревень с информационных стендов и со страниц памятных альбомов.

Особое место в экспозиции займет раздел о Великой Отечественной войне.

Ретушь для музея от Татьяны ЮрьевойВ юбилейный год Победы рыжковцы активно занялись тем, чтобы увековечить память о местных ветеранах и тружениках тыла. В деревне создается не только музей, но и обелиск.

«Местные жители проделали огромную работу по уточнению списков участников Великой Отечественной войны и погибших в годы войны, чьи имена будут указаны на этом обелиске.

Сейчас в списке ровно 140 человек: 47 вернулись с фронта, 93 — нет. Все это жители Рыжкова и соседних деревень, расположенных по берегам Шуйлахты. Диву даешься: восемь небольших деревень, и такие страшные цифры — 140 человек», — замечает Анна Анциферова, главный хранитель музейного фонда Кенозерья.

Лагерь настолько полюбился добровольцам, что сразу по окончании первой смены набралась вторая. В сумме помощники обработали более 200 фотографий. Процесс настолько их увлек, что некоторые захотели продолжить работу даже после завершения лагеря.

Всего в двух проектах приняли участие десять человек. Географически волонтеры были из Москвы, Санкт-Петербурга, Серпухова и Североонежска. Самому молодому добровольцу — 14 лет. Обычно в волонтерские лагеря Кенозерья приезжают только совершеннолетние, но для дистанционного лагеря сделали исключение.


 Удачный опыт показал, что даже в условиях пандемии у людей есть желание делать добрые дела и помогать в сохранении наследия заповедной территории. 


Парк планирует продолжить удаленную работу с волонтерами и в других проектах. Удачный опыт показал, что даже в условиях пандемии у людей есть желание делать добрые дела и помогать в сохранении наследия заповедной территории. Большинство добровольцев оставили о волонтерских лагерях восторженные отзывы: влюбиться в Кенозерье и Онежское Поморье даже заочно оказалось очень легко. Теперь дело за малым — приехать лично на следующие волонтерские проекты и увидеть край воочию.

Вот что думают об удаленном волонтерстве сами добровольцы.

Волонтер дистанционного лагеря «Кенозерские сказы» Мария Суржан, Москва: «Мне было очень интересно. Это мой первый подобный опыт.

Возникали трудности с говором, не всегда было понятно, некоторые отрывки слушала с друзьями, у кого бабушки с Вологодчины, чтобы разобрать.

А в целом это хорошая возможность, сидя дома, прикоснуться к лингвистической и краеведческой работе. Мы заслушивались всей семьей.

Детям это очень полезно. Сначала было абсолютное непонимание, как будто звучал иностранный язык. Но постепенно мы стали узнавать родную речь. Это удивительно! Совсем другой мир. Простой, чистый и ясный».

Волонтер дистанционного лагеря «Кенозерские сказы» Максим Чистяков, Москва: «Волонтерская работа оказалась вполне приятным и не слишком обременительным занятием. Чем-то вроде ежедневной интеллектуальной гимнастики.

Ретушь для музея от Анастасии ШарковойПриятно, что на расшифровку мне достались две записи, которые территориально относятся к деревням Мыза и Суетин Остров, жители которых сейчас проживают в поселке Усть-Поча.

Эти места мне хорошо знакомы. Было приятно слышать на записях названия деревень, где до этого довелось побывать или поработать: Мыза, Вершинино, Поча, Усть-Поча, Зехнова, Глазово…

Даже некоторые знакомые фамилии попадались. А вот, например, в какой-то из бесед упоминалась Чёлма — интересное название, я там никогда не был — запомнил, будет интересно потом побывать.


Сначала было абсолютное непонимание, как будто звучал иностранный язык. Но постепенно мы стали узнавать родную речь. Это удивительно! Совсем другой мир. Простой, чистый и ясный


Насколько я понял из контекста самих аудиоинтервью, в прошлом веке во время специальных фольклорных экспедиций специалисты записали голоса жителей деревень — их пение и сказы. Записи сохранились до наших дней, а вот информации об обладателях записанных голосов не так много. И одна из целей проводимых бесед — привязать к голосам истории конкретных людей — носителей традиционного знания, которых уже нет в живых, персонифицировать их, опознать на фотографиях».

Волонтер дистанционного лагеря «Музей народной памяти» Татьяна Юрьева, Североонежск: «В волонтерских проектах я работаю часто, но в Кенозерском парке — впервые. Не ожидала, что будет так много кадров и что они будут настолько сложными в обработке. Сделала, что смогла. Рада, что результат понравился!»

Ретушь для музея от Анастасии ШарковойВолонтер дистанционного лагеря «Кенозерские сказы» Алена Захарова, Республика Ингушетия: «Я сразу загуглила деревню, о которой шла речь в аудиозаписи, увидела дома, о которых рассказывают жительницы, представила, что я сама хожу среди них, по улицам Лямцы.

Это помогает настроиться на «разговор» с героем.

Помимо самой расшифровки аудиозаписей, нужно, конечно, представлять географию и историю места, ведь в речи информантов часто упоминаются населенные пункты, водные объекты, культурные реалии, и очень важно не ошибиться в их названиях.


А вообще на протяжении всей работы, когда погружаешься в личные истории жителей Лямцы, не покидает ощущение таинства. К каждому аудиофайлу подходишь, как к реальной беседе с живым человеком.


А вообще на протяжении всей работы, когда погружаешься в личные истории жителей Лямцы, не покидает ощущение таинства. К каждому аудиофайлу подходишь, как к реальной беседе с живым человеком. Речь информантов очень специфична, и на расшифровку и обработку такого материала уходит много времени. Но это позволяет быть внимательным к лексическим и фонетическим деталям, прорабатывать мелочи, о которых упоминает информант. Очень интересный опыт!»  

 

Надежда Фомина,

главный специалист отдела экологического просвещения

ФГБУ «Национальный парк «Кенозерский