Вход
Регистрация

Заповедные острова

Мы в соцсетях: FacebookVKYoutubeInstagram

Содержание номера

Скрыть содержание

К читателям

Бессмертный заповедный полк

Заповедная история

Наши заповедники в годы Великой отечественной

Отголоски военного времени

Память сердца

Под знаком Марса

Заповедный юбилей

Приокско-Террасный заповедник — ровесник Победы

Люди заповедные

Михаил Архипович Каверзин (1936–2007)

Ветеран «Красноярских Столбов»

Время не остановилось…

Лесники-фронтовики

Хвалынский лесхоз в годы войны

Жизнь, посвященная лесу

В труде, как в бою

Достойно прожитая жизнь

Тема номера

Как ковали победу труженики тыла в Алтайском заповеднике

На пересечении судеб, фронтовых путей и заповедных территорий…

Национальный парк «Красноярские Столбы» в военные годы

Мордовский заповедник им. П. Г. Смидовича в годы Великой Отечественной Войны

Тайга помогала победить

«Ой, сколько поработано-то в войну!»

Память

Мы помним, мы гордимся!

Война в Арктике

Оккупация в Заонежье

Их имена — навсегда в истории заповедника

"Казалось, что война не закончится никогда..."

Они тоже сражались за родину.

Священная память

Экотуризм

В белые ночи по Серебряному ожерелью России и не только

Экопросвещение

Смоленское Поозерье: вдоль бывшей линии фронта

Содержание

Мы помним, мы гордимся!


Сотрудники заповедника, в центре Белышев Б.Ф

Великая Отечественная война стала одной из самых трагических страниц в истории страны. Каждый год ее события все дальше от нас. 75 лет — огромный срок. Сменилось несколько поколений, все меньше остается людей, которые знают о войне не понаслышке. Мы вспоминаем тех, кто воевал на полях сражений, и тех, кто своим упорным трудом приближал Великую Победу.

Баргузинский заповедник ведет историю с 1916 года. Он пережил Октябрьскую революцию, Гражданскую войну и Великую Отечественную. В годы войны практически все заповедники продолжили свою работу.

Ученые и сотрудники Баргузинского заповедника также работали — в тяжелейших условиях. Летом они передвигались по дикой тайге пешком, местами — верхом, зимой — на лыжах. Люди, преданные заповедному делу, не оставляли надежд на восстановление питомника для соболей и возобновление всех функций охраняемой территории.

И.Н. Корнеев и неизвестныйДля заповедника военный период стал годами всплеска преступности, участились факты браконьерства. В заповеднике орудовала шайка дезертиров, терроризирующая поселок Давше, которая дважды ограбила продуктовый склад.

В 1940–1941 годах в штате научного отдела Баргузинского заповедника состояли зоологи Н. Г. Колов, И. Н. Корнеев, Б. Ф. Белышев, ботаник А. И. Семенова, геоботаник Л. Н. Тюлина, геоморфологи А. М. Цуркан и Н. П. Ладохин.


Начавшаяся война прервала научные исследования. Зоологи И. Н. Корнеев и Н. Г. Колов, мобилизованные в 1941 году, погибли на фронте. В музее заповедника хранится собранная ими коллекция фауны — 230 экземпляров птиц и 130 млекопитающих.


Павел Иннокентьевич ХребтовВойна оборвала жизни многих сотрудников заповедника, из двенадцати человек, ушедших на фронт, восемь не вернулось. Среди них — егерь Павел Иннокентьевич Хребтов.

Вот что вспоминает его сестра Л. И. Толстихина: «В 1940 годы мы жили в Баргузинском заповеднике. В конце октября 1940 года директор заповедника Черных Константин Андриянович отправил работников, в том числе и моего брата, закупать картофель в п. Усть-Баргузин.

Закупили 40 мешков картофеля и привезли на баркасе. А из Курбулика до Сосновки повели маленькой моторной лодкой буксир — это было 8 ноября. Не доезжая до Чивыркуя попали в сильный шторм. Баркас, где находился мой брат, начало заливать водой, он не успевал ее вычерпывать.

Было уже темно, с лодки начали кричать, чтобы он выбрасывал мешки с картофелем в воду, но брат не стал этого делать, наверное, понял, что пустой баркас перевернется. Потом он услышал стук топора: работники отрубили буксир и уехали в Сосновку. Брата на этом буксире несколько раз подносило к скалам Черемшан и опять относило от берега, так как ветер менял свое направление.

Вечером 9 ноября Байкал успокоился, были организованы поиски пропавшего, в них участвовал и наш отец. 11 ноября в бинокль заметили «черновинку» и поплыли, это было у Ушканьих островов. Когда приблизились к баркасу, сделали выстрел вверх, но брат не отреагировал.

Он сидел в корме, привязанный к поручням, и только слезы текли из глаз. Павел обморозил руки и ноги, правая рука в запястье была стерта до кости, он не мог встать на ноги. Речь вернулась к нему через три дня. Полностью он так и не выздоровел».

И, несмотря на это, Павел ушел на фронт добровольцем. 23 декабря 1941 года вместе с другими сотрудниками его отправили из Баргузина до г. Улан-Удэ на лыжах. На тот момент Павлу было девятнадцать лет. Его мать словно чувствовала, что не увидит больше сына, и восемь километров шла за ним по дороге. Отец Иннокентий Евгеньевич тоже работал в заповеднике и тоже ушел на фронт, но вернулся живым в 1945 году и продолжил работу.

Последнее письмо Павел написал матери 15 июня 1942 года. В нем сообщалось: «Идут тяжелые бои, уходим на задание, вернусь, напишу». 7 июля 1942 года он погиб, а мать всю оставшуюся жизнь ждала сына. По документам поисковой группы «Витязь», Павел похоронен в братской могиле в Смоленской области, п. Ленинский.


Также не вернулись с фронта Николай Алексеевич Воронин, Михаил Алексеевич Белокопытов, Бато Эметхенов, Иван Михайлович Шелковников, Иван Сергеевич Иршников.


Давша, 1950-е  К.А. Черных- верхний ряд, шестой справаВ начале войны директором заповедника был Константин Андрианович Черных, но 6 июня 1942 года он тоже был мобилизован. Константин Андрианович награжден орденом Отечественной войны II степени.

После войны он вернулся в заповедник и с 1946 по 1952 год работал его директором.

В 1941 году на фронт ушел научный сотрудник Баргузинского заповедника — известный сибирский геоморфолог Николай Петрович Ладохин, изучавший рельеф Прибайкалья. 

После окончания войны он вернулся в заповедник, продолжил исследования, защитил диссертацию, написал ряд статей, в том числе «О древнем оледенении Баргузинского хребта».

Экспозиция Музея природы Баргузинского заповедника включает его коллекцию минералов, собрание оригинальных капов (аномальных наростов на деревьях), уникальный гербарий, коллекцию птиц и насекомых заповедной территории.

Основным результатом многолетней работы Ладохина стала рукопись «Геоморфология территории Баргузинского государственного заповедника», законченная в 1950 году и успешно защищенная как кандидатская диссертация.


С начала Отечественной войны из-за отсутствия лекарств начались эпидемии. Справляться с ними помогал специальный отряд санэпидемслужбы, где трудился Борис Федорович Белышев.

Белышев Борис ФёдоровичВ 1940–1941 годах Белышев работал в заповеднике зоологом, а в спецотряде переквалифицировался в энтомолога. Уже после войны он обработал архивные материалы о соболе и в 1950 году опубликовал их, провел массовое кольцевание белокрылых клестов, собрал большую коллекцию стрекоз и совместно с Т. Н. Гагиной подготовил статью о стрекозах Прибайкалья.

После окончания войны Белышев не раз приезжал в заповедник в составе экспедиций, затем защитил кандидатскую, докторскую диссертации, получил звание профессора.

Видный геоботаник Л. Н. Тюлина, работавшая в заповеднике с 1939 по 1944 год, провела геоботаническое обследование территории по множеству сложнейших маршрутов, собрала обширные коллекции высших растений, мхов и лишайников. В 1944 году, после снятия блокады, Л. Н. Тюлина вернулась в Ленинград и поступила в докторантуру Ботанического института имени В. Л. Комарова АН СССР. В 1946 году ей была присуждена ученая степень кандидата наук.


Огромную работу в заповеднике во время войны проводил Зенон Францевич Сватош, заместитель директора по научной части с 1942 по 1945 год. Он встречался с известными охотниками, которые после учреждения заповедника стали браконьерами, беседовал с ними, убеждал, что нужно оставлять соболя на расплод, иначе зверя не останется в тайге.

Браконьеры — хоть и суровый, но честный народ Подлеморья — видели, что этот странный ученый не дает им бить соболя не корысти ради, и стали уважать Сватоша, а некоторые даже пришли работать в заповедник егерями.

Во время войны заповедник фактически не финансировался, но благодаря невероятным усилиям Зенона Францевича ООПТ не прекратила свое существование, а численность баргузинского соболя постепенно восстанавливалась.

Сватош основательно изучил заповедник и мог пройти через любой перевал. Он был отличным стрелком, хорошим наблюдателем, замечательным препаратором и коллекционером.

В 1945 году вышел на пенсию. Работал в местном районо и создал первый в Баргузинском районе музей природы, экспонаты для которого принес из дома.

Благодаря самоотверженному труду сотрудников заповедника в тяжелые военные годы не были прерваны многолетние ряды наблюдений и были сохранены ценные данные.


Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне ковалась не только на фронте, но и в тылу, усилиями всего народа. В 1940–1945 годы на Северном кордоне в устье реки Большая стояла рыболовецкая бригада военных (старшина и 20 солдат), которые занимались заготовкой рыбы для фронта.

Вплоть до запрета на промышленное рыболовство в устьях рек заповедника размещались засолочные пункты, где рыбу солили способом «культурный посол»: в огромные врытые в землю деревянные чаны размером 2 × 3 м укладывали слоями рыбу, соль и лед.

Жидкость из бочек уходила в землю, а рыба такого посола могла долго храниться. Затем рыбу перекладывали в другие бочки, заливали свежим рассолом и отправляли на фронт.  Вывозили продукты баржей. По разным данным, за годы войны Бурятия поставила фронту от 40 до 60 тысяч тонн рыбы.

В Чивыркуйском заливе тоже ловили рыбу для фронта. В те военные годы сложился дружный коллектив рыбаков. Ушедших на фронт мужчин заменили старики, женщины и дети. Выловленную рыбу тоже солили в огромных бочках (каждая вмещала 1,5 тыс. хвостов), причем рыба просаливалась за одни сутки.


Пока жива наша память, будут живы и они — те, кто ради свободы Родины шагнул в бессмертие.


День Победы — один из важных российских праздников, он объединяет все поколения и касается каждого жителя нашей страны. Наш долг перед поколением победителей — сохранить память о той страшной войне, помнить о героических подвигах солдат, отдать дань благодарности ныне здравствующим ветеранам и труженикам тыла, детям войны.

Мы всегда будем чтить память наших отцов, дедов, прадедов, коллег и хранить вечную благодарность за то, что они выстояли в те суровые годы. Пока жива наша память, будут живы и они — те, кто ради свободы Родины шагнул в бессмертие.

 

Л. Шрагер, пресс-секретарь ФГБУ «Заповедное Подлеморье»
Фото предоставлно  ФГБУ «Заповедное Подлеморье»