Вход
Регистрация

Заповедные острова

Мы в соцсетях: FacebookVKYoutubeInstagram

Содержание номера

Скрыть содержание

К читателям

Бессмертный заповедный полк

Заповедная история

Наши заповедники в годы Великой отечественной

Отголоски военного времени

Память сердца

Под знаком Марса

Заповедный юбилей

Приокско-Террасный заповедник — ровесник Победы

Люди заповедные

Михаил Архипович Каверзин (1936–2007)

Ветеран «Красноярских Столбов»

Время не остановилось…

Лесники-фронтовики

Хвалынский лесхоз в годы войны

Жизнь, посвященная лесу

В труде, как в бою

Достойно прожитая жизнь

Тема номера

Как ковали победу труженики тыла в Алтайском заповеднике

На пересечении судеб, фронтовых путей и заповедных территорий…

Национальный парк «Красноярские Столбы» в военные годы

Мордовский заповедник им. П. Г. Смидовича в годы Великой Отечественной Войны

Тайга помогала победить

«Ой, сколько поработано-то в войну!»

Память

Мы помним, мы гордимся!

Война в Арктике

Оккупация в Заонежье

Их имена — навсегда в истории заповедника

"Казалось, что война не закончится никогда..."

Они тоже сражались за родину.

Священная память

Экотуризм

В белые ночи по Серебряному ожерелью России и не только

Экопросвещение

Смоленское Поозерье: вдоль бывшей линии фронта

Содержание

На пересечении судеб, фронтовых путей и заповедных территорий…




 Волжско-Камский заповедник еще молодой, в этом году ему всего 60, и ужасы фашистской оккупации его не коснулись, но именно здесь пересеклись жизненные пути его сотрудников — участников Великой Отечественной войны, которые стояли у истоков ООПТ… Судьба у каждого героическая, и мы гордимся, что можем почтить наших ветеранов. 

Мало они рассказывали о своих боевых днях… Практически ничего…

Особенно вспоминается торжественная встреча четверть века назад, в год 50-летия Победы, в конторе заповедника… В тот год из пятнадцати участников войны — ветеранов заповедника — все были живы.

Фото военных лет. Предоставлено автором публикацииПомню, после всех поздравлений на трибуну поднялась Елена Сергеевна Дерюга, старший научный сотрудник, лесовод, — высокая седая женщина в белом костюме, лацканы которого были сплошь увешаны орденами и медалями, — и единственный раз в моей жизни начала рассказывать … На фронт она ушла в 1942 году семнадцатилетней девчонкой,  прибавив себе год, и прошла весь путь до Румынии радиотелеграфисткой.

Война — это страшно...

«Направили нас в действующую армию поздней осенью — холодно, дождь, а мы идем строем в длинной шеренге по разбитой дороге, грязь такая, что сапог не вытащить…

А он слетает — размер другой, и на привале ни умыться, ни согреться, а мы девушки… Жили в землянках, выходили на дежурство и передавали сообщения. Бомбили, стреляли, погибали».


Елена Сергеевна ДерюгаИз послужного списка Е. С. Дерюги: «С 10 апреля 1942 г. в 16 ОБ ВНОС служила радиотелеграфистом (г. Ворошиловград, г. Грозный), с октября 1942 г. по август 1945 г. в 754 ОБ ВНОС — на Кавказском фронте (г. Грозный, г. Крашкино, г. Мелитополь, г. Крайова), закончила войну в Румынии. Награждена орденом Великой Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», в октябре 1946 г. — «За победу над Германией».


После войны Елена Сергеевна закончила с отличием Новочеркасский инженерно-мелиоративный институт по специальности «инженер-мелиоратор», работала в экспедиции «Агролесопроект» Тополинского лесхоза Алтайского края.

С 1964 года, практически в первые годы образования заповедника, переехала с мужем на новую территорию, работала в научном отделе заповедника, работала над темой «Изучение особенностей формирования и сохранности насаждений основных лесообразующих пород на зонально-типологической основе», по ее проекту заложена секция цветущих кустарников (сирени и жасминов) в дендрарии заповедника. Сиреневый сад всегда распускается в мае…

Волжско-Камский гордится и своим первым директором — героем войны, разведчиком Георгием Георгиевичем Шубиным, который связал воедино несколько заповедников страны. Он был директором Печоро-Илычского заповедника (1950–1958 годы), где вместе с бывшим директором заповедника В. П. Тепловым помог Евгению Павловичу Кнорре, впоследствии первому заместителю директора по науке в Волжско-Камском, организовать первую в мире лосеферму и лосепромышленное хозяйство в 1956 году.

В 1958–1960 годах он был директором Воронежского заповедника, где занимался бобрами, с ноября 1960 года участвует в организации первого (и единственного в Татарстане) Волжско-Камского заповедника, созданного в виде двух участков в Раифском и Саралинском лесах. Но биография Шубина требует особого рассказа…

Георгий Георгиевич ШубинО его героической жизни нам поведал Валериан Иванович Гаранин, наш легендарный ученый, который стоял у истоков заповедника и сегодня, в свои 92 года, является библиографом всей зоологической науки в Татарстане.

Он принес потрепанный номер журнала «Охота и охотничье хозяйство», где к 40-летию Победы напечатали статью Василия Пескова «Он был разведчиком», знакомого с Шубиным по Воронежскому заповеднику. Я всю ночь прорыдала над этим рассказом, и до сих пор, когда перечитываю воспоминания Пескова, слезы подкатываются к горлу… Биография Георгия Георгиевича удивительна…

Шубин родился в г. Вятке (Киров),  с двенадцати лет был охотником, позднее участвовал в биологических экспедициях, в том числе в Кольской. Окончил звероохотоведческий факультет Всесоюзного зоотехнического института пушно-сырьевого хозяйства. Был наблюдателем в Лапландском заповеднике. Ездил по стране и за границу, в Центральной Азии он ловил архаров, в Турции добывал дельфинов, из Норвегии привез для акклиматизации бобров.


Из послужного списка Г. Г. Шубина: «С началом Великой Отечественной войны призван районным военкоматом г. Чкаловск Горьковской области, с июля 1941 г. — в Сталинской добровольческой студенческой дивизии. Призывники строили укрепления в районе Брянска и попали в окружение, из которого вышли благодаря Шубину, не потеряв ни одного человека».


Воевал Г. Г. Шубин на фронтах: Брянском (15 июля 1941 года — февраль 1942 года), где 3 ноября 1941 года в первый раз был ранен; Калининском (даты неизвестны), Западном (июль — октябрь 1943 года), 1-м Прибалтийском (3 ноября 1943 года — 1944 год), 3-м Белорусском (с февраля 1945 года) в составе 348-го стрелкового полка 51-й (позднее Краснознаменной ордена Суворова) стрелковой дивизии.

Был снайпером-разведчиком, командиром отделения, командиром взвода пешей разведки, командиром роты пешей разведки дивизии, которой командовал генерал-майор А. Я. Хвостов. Георгий Георгиевич награжден медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды (1943), орденами Славы III степени, Отечественной войны I степени (1944), Красного Знамени (март, апрель, июль 1944). Представлен к званию Героя Советского Союза1. За этими сухими фразами — фронтовые будни и ночи, горе и боль…

Мы решили поделиться с вами песковскими строками, выбрав пару эпизодов.

Фото военных лет. Предоставлено автором публикации"...На войне разведчик — это солдат  самой высокой квалификации. Ему достаются все тяготы солдатской жизни, и во много раз больше, чем остальным опасность — опасность, риск, ответственность. Не всякий даже очень хороший солдат может быть разведчиком..

Разведка была глазами дивизии. Почти каждые десять дней нужен пленный. На фронте было так: десять дней нет пленного — батальон идет в бой, двадцать дней нет «языка» — полк идет боем захватить пленного. Так важно было знать планы и тайны противника. Полк, где служил Шубин, не ходил брать пленного боем. И по этой причине сколько было солдат в дивизии, столько было и благодарных друзей у разведчиков!..

Шубин начал войну добровольцем-студентом. С пятьдесят первой дивизией  Прибалтийского фронта вошел в Пруссию, ходил в разведку в район Кенигсберга. Начал войну рядовым, закончил офицером-коммунистом. Сорок четыре раза Шубин переходил линию фронта и сорок четыре раза возвращался обратно. Кто воевал, знает, что это значит…"


Персональное приглашение (по статье В. Пескова)

Беседа генерала Хвостова и Шубина

«Генерал: За долгую оборону под Полоцком Шубин так досадил немцам, что они начали открыто охотиться за разведчиками. Георгий, расскажи, как ты встретился с немецкой разведкой.

Шубин: Обычно мы избегали встречаться. А тут чувствую: фашисты на рожон лезут. Засаду устроили. Лазят они на нейтральной полосе по деревьям, высматривают. Решили и мы сделать засаду. Проследили все тропы в болотах. И однажды  Валерий Арсютин, взволнованный, соскочил с дерева: «Идут… Пятьдесят автоматчиков».

Фото военных лет. Предоставлено автором публикацииЗалегли. Пулеметчика Присяжнюка я положил на самой тропе: «Стрелять будешь только с двадцати метров, не раньше». Остальные семнадцать человек решили залечь сбоку и пропустить разведку. Присяжнюк ударил точно с двадцати метров. А мы ударили сзади… Человек пять или шесть успели уйти. Считай, всю разведку в лесу оставили.

Генерал: А через три дня противник без всякой подготовки, без видимой причины и пользы полез на наш батальон (он был чуть выдвинут по линии обороны). Запомнился тот день — командир батальона просил огня прямо в квадрат землянок. Выстояли. Пленных взяли. Допрашиваем: «Почему вдруг полезли?» Говорят: «Генерала очень разозлила гибель разведки. Приказал атаковать батальон, Шубина взять живым или убитым». А Шубин был в это время на отдыхе, в двадцати километрах от фронта.

Шубин: Да, спустя месяц после  помните смешную листовку?

Генерал: Да, спустя месяц после этого самолет раскидал листовки. Приносят мне  в штаб десяток этих бумажек. Среди них две с такими словами: «Младший лейтенант Шубин, ваше место в Великой Германии! Фюрер сохранит вам жизнь, оружие, ордена…»

Шубин:  Я тогда был молодой и очень гордился таким предложением…»2


После демобилизации из Советской армии он работал с 1946 года на созданной в «Воентехфильме» зообазе, построенной у г. Петушки Владимирской области, где содержались дикие животные, которые готовились для съемок кинорежиссера А. М. Згуриди, позднее — работает в заповедниках и в  1961 году вновь возвращается в Петушки.

Ему на смену и по приглашению Шубина из Марийского заповедника приходит охотовед Андрей Петрович Маринович. Он в 1939 году окончил Московский институт пушно-сырьевого хозяйства, до 1942 года работал в Якутии охотоведом, завотделом заготовок Якутского потребсоюза. 


Андрей Петрович МариновичИз послужного списка А. П. Мариновича: «После призыва в армию в 1942 г. был курсантом учебного батальона 276 ЗЛП (г. Челябинск), до января 1943 г.— курсант военно-политического училища (г. Свердловск), с марта 1943 г.— зам. командира  роты по политчасти 3-й гвардейской дивизии 9-го ГСП, Южный фронт, В 1943–1945 гг. — слушатель военно-мотоциклетных курсов и Казанского танкового училища, с мая 1945 г.— командир взвода тяжелых танков 121-го отделения гвардейского танкового батальона. В 1946 г. находился в госпитале на излечении, демобилизован».


Маринович работал заместителем директора по науке в Закатальском (Азербайджан) (1954–1955 годы), Хоперском (1955–1956 годы) заповедниках, директором Дарвинского (1956–1960 годы), Марийского (1960–1961 годы) заповедников. С 1961 по 1975 год — директор нашего заповедника, и на его долю выпало обустройство всей инфраструктуры — здания управления, школы, жилых домов, хоздвора, магазина.

Он сформировал коллектив, преодолел многие трудности, связанные с началом работы заповедной территории. Сегодня имя Мариновича известно  многим, более 25 лет в местной школе проводится научная конференция школьников, носящая его имя.

Шубин привел в Волжско-Камский заповедник друга и соратника по Воронежскому заповеднику — Владимира Сергеевича Пояркова, который более 10 лет (с 1972 по 1983 год) возглавлял отдел науки.

Владимир Сергеевич окончил Воронежский университет (1939 год), был ассистентом кафедры палеонтологии и зам. директора биостанции ВГУ, когда началась война.


Владимир Сергеевич ПоярковИз послужного списка В. С. Пояркова: «Был призван в армию в августе 1941 г. В начале войны был командиром огневого взвода артиллерии 895-го артполка 329-й стрелковой дивизии на Западном фронте, в 1943 г.— командир батареи на Волховском и Брянском фронтах. Защищал Москву, участвовал в битве на Курской дуге. С июля 1943 г. переведен на Северный фронт — в Заполярье, бил гитлеровцев в Карелии, освобождал Норвегию. Войну закончил в г. Кемь в феврале 1946 г. командиром батареи 1226-го АПАП Беломорского военного округа. Награжден орденами Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды, медалями «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией».


После войны Поярков опять пошел в науку — с 1946 по 1983 год работал старшим научным сотрудником, заместителем директора по научной работе в Воронежском, Печоро-Илычском, Сихотэ-Алинском, Волжско-Камском заповедниках, изучал биологию бобра, занимался экологией лося, кабана, пернатых, а также вопросами влияния, в частности, водохранилища на природные комплексы заповедника. Человека, более увлеченного наукой, я не встречала…

Мы помним имена всех наших ветеранов — главного бухгалтера В. В. Агафонова, лесников А. И. Абрамова, А. Г. Кормилицына, П. Я. Тимофеева, Н. Х. Хайруллина, С. Д. Давлетшина, Г. П. Николаева, Н. Р. Новожилова. Низкий поклон…

____________________________

 

1В. И. Гаранин. Георгий Георгиевич Шубин // Труды Волжско-Камского заповедника. — 2016. — № 7.

2В. Песков. Он был разведчиком // Охота и охотничье хозяйство. — 1985. — № 3.

 

Е. Унковская, 

заместитель директора по управлению, 

экологическому образованию, 

экотуризму Волжско-Камского заповедника  
Фото из архива заповедника