Вход
Регистрация

Заповедные острова

Мы в соцсетях: FacebookVKYoutubeInstagram

Содержание номера

Скрыть содержание

К читателям

Бессмертный заповедный полк

Заповедная история

Наши заповедники в годы Великой отечественной

Отголоски военного времени

Память сердца

Под знаком Марса

Заповедный юбилей

Приокско-Террасный заповедник — ровесник Победы

Люди заповедные

Михаил Архипович Каверзин (1936–2007)

Ветеран «Красноярских Столбов»

Время не остановилось…

Лесники-фронтовики

Хвалынский лесхоз в годы войны

Жизнь, посвященная лесу

В труде, как в бою

Достойно прожитая жизнь

Тема номера

Как ковали победу труженики тыла в Алтайском заповеднике

На пересечении судеб, фронтовых путей и заповедных территорий…

Национальный парк «Красноярские Столбы» в военные годы

Мордовский заповедник им. П. Г. Смидовича в годы Великой Отечественной Войны

Тайга помогала победить

«Ой, сколько поработано-то в войну!»

Память

Мы помним, мы гордимся!

Война в Арктике

Оккупация в Заонежье

Их имена — навсегда в истории заповедника

"Казалось, что война не закончится никогда..."

Они тоже сражались за родину.

Священная память

Экотуризм

В белые ночи по Серебряному ожерелью России и не только

Экопросвещение

Смоленское Поозерье: вдоль бывшей линии фронта

Содержание

Отголоски военного времени

Астраханский заповедник во время Великой отечественной войны


Фото Лашков Федор

Скупые строки приказов по заповеднику доносят до нас отголоски сурового военного времени. Начиная с 24 июня 1941 года в документах часто встречается запись: «Считать выбывшим в РККА по мобилизации».

Ушли на фронт ихтиологи К. П. Батов и А. Д. Бондаренко, микробиолог К. В. Горбунов, лесовод В. М. Боровиков. Приказом Главного управления по заповедникам от 4 сентября 1941 года за № 29/718 ввиду сокращения объема работ освобождены от занимаемых должностей заведующий научной частью В. С. Ивлев, его жена — орнитолог И. В. Ивлева, ботаник К. В. Доброхотова.


В эти времена в заповеднике существовали должности «учетчица молока» и «кучер-конюх». 


На плечи оставшихся работников охраны легли дополнительные заботы. Люди заготавливали чилим и употребляли в пищу его орехи — перемалывали их и делали кашу - «чилимку». На Дамчикском участке была своя молочная ферма и конюшня. В эти времена в заповеднике существовали должности «учетчица молока» и «кучер-конюх».

По документам, хранящимся в Госархиве Астраханской области, к 1 января 1942 года на Дамчикском участке заповедника имелось семь молочных коров. Была на участке также одна телочка двух лет, бык-производитель и пять телят — всего 15 голов. Молоко распределялось между сотрудниками, частично сдавалось для питания раненых — к зиме 1941/1942 года в Астрахани уже было несколько госпиталей.

Призыв «Всё для фронта! Всё для победы!» неукоснительно выполнялся и сотрудниками заповедника, которые заготавливали в заповедных угодьях птицу и рыбу для бойцов. В приказе от 16 июля  1942 года ответственность за проведение этих работ возлагалась: по Обжоровскому участку — на А. Т. Ромашову, по Трехизбинскому участку — на Е. Ф. Белевич, по Дамчикскому участку — на Н. Д. Митрофанова.

За отлов рыбы ответственной была назначена Г. А. Муромова, принятая на должность научного сотрудника — ихтиолога 7 марта 1942 года. Затем рыба  доставлялась на консервный комбинат. В этот голодный год, как и в последующие, сотрудникам заповедника выдавались хлебные и продуктовые карточки.

Для предупреждения разбазаривания заповедных запасов в июне 1942 года был издан приказ о соблюдении в заповеднике режима. Из него следует, что к вырубке заповедного леса сотрудники допускались исключительно по лесорубным билетам, лов рыбы для личного пользования проводился по нормам и в местах, отведенных зав. научной частью, те же правила действовали при заготовках ягод и чилима. За невыполнение приказа сотрудники привлекались к ответственности вплоть до предания суду.

В сентябре 1942 года на Е. Ф. Белевич возлагалась эвакуация наиболее ценного оборудования и архивов заповедника в заповедник «Бузулукский бор», но в суматохе часть имущества была утрачена, в том числе архив заповедника до 1938 года.

С 16 сентября 1942 года, согласно приказу № 102, Астраханский заповедник временно прекратил функционирование. Все движимое и недвижимое имущество и инвентарь передавались Севкаспрыбводу с сохранением прежнего заповедного режима. 

На участках были оставлены лабораторное и хозяйственное оборудование, которое необходимо было сохранить для дальнейшей работы заповедника, а после передачи ООПТ Севкаспрыбводу на каждом участке оставался один уполномоченный заповедника. Эти сотрудники осуществляли  охрану своих территорий совместно с сотрудниками Севкаспрыбвода, следили за соблюдением заповедного режима, держали тесную связь с инспектором участка.

С 21 декабря 1942 года деятельность заповедника была возобновлена. Научные исследования продолжились. После возвращения из эвакуации в заповедник в длительные командировки приезжали ученые из Москвы, которых временно зачисляли в штат: паразитолог Т. А. Генецинская, зоолог Н. Б. Нечаева,  химик М. С. Пильштейн и другие.

Несмотря на тяжелое военное время, в заповеднике проводилась студенческая практика. 18 июня 1943 года ею руководил профессор МГУ А. Н. Формозов, а среди студентов была Е. В. Карасева, которая впоследствии стала видным зоологом, специалистом по грызунам.

В мае 1944 года в лабораторию ихтиологии пришла работать В. М. Бондаренко, жена ихтиолога А. Д. Бондаренко, который в 1946 году вернулся с фронта. Как и все советские люди, коллектив заповедника с великой радостью встретил известие о победе.

Ученые основное время отдавали полевым работам — собирали материалы, писали на их основе научные статьи. «Заповедные дети» видели своих родителей урывками, и для них в селе Полдневом Астраханский заповедник организовал интернат.      

Не обо всех научных сотрудниках, работавших в заповеднике в военные годы, сохранились сведения. Но о тех, кто оставил значимый след в науке, кто на многие годы посвятил свою жизнь заповедным исследованиям, хочется рассказать более подробно.


Александр Петрович Аверьянов

Александр Петрович АверьяновАлександр Петрович Аверьянов (директор Астраханского заповедника в 1967–1981 годах) в   феврале 1940 года был мобилизован в г. Кронштадт в качестве слушателя двухмесячных курсов политсостава при военном совете Балтийского флота. После прохождения курсов в апреле 1940 года был назначен военным комиссаром базы Днепровской военной флотилии в г. Киев.

Начало Великой Отечественной войны он встретил в  звании политрука на должности военкома плавбазы «Ударник». После гибели корабля в бою с немцами некоторое время находился в составе морской пехоты в качестве комиссара батальона. Был контужен, в декабре 1941 года переведен в Амурскую военную флотилию, где служил до октября 1942 года политруком флотского экипажа, а с октября 1942-го по ноябрь 1943 года — начальником агитпункта военно-морской флотилии Амурского речного флота в Хабаровске.

Александр Петрович награжден медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне» (1945), «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (1945).


Константин Вячеславович Горбунов

Константин Вячеславович ГорбуновКонстантин Вячеславович Горбунов родился 13 декабря 1908 года в Царицыне (Волгограде). После окончания Кубанского сельскохозяйственного института в 1931 году был направлен агрономом-зоотехником в Западно-Сибирский край. В 1933 году поступил ассистентом в Астрыбвтуз и стал заниматься биохимией и микробиологией.

К. В. Горбунов стоял у истоков микробиологических исследований в Астрахани, одним из первых стал изучать продукционные процессы в водоемах Нижней Волги. Диссертационное исследование на тему «Аэробные целлюлозные микроорганизмы и разложение клетчатки в почвах Астрахани» Константин Вячеславович с августа 1940 года совмещал с работой в Астраханском государственном заповеднике в должности микробиолога, где с 1941 года разрабатывал научную тему «Санитарная оценка волжской воды». 

Исследовательскую работу прервала война, и в августе 1941 года Константин Вячеславович ушел на фронт, где служил рядовым в 91-м гвардейском стрелковом полку 33-й гвардейской стрелковой дивизии.

В августе 1942 года полк попал в плен. После освобождения из плена Константин Вячеславович был направлен в качестве специалиста-микробиолога в санитарный отдел Воронежского фронта, где проходил службу в должности старшего лаборанта.

В октябре 1943 года ему было присвоено звание лейтенанта медицинской службы, в июне 1945 года — очередное звание старшего лейтенанта.

За время службы в армии Константин Вячеславович был награжден орденом «Красная Звезда», медалью «За победу над Германией», получил восемь благодарностей командования. А уже значительно позже, в 1985 году, К. В. Горбунов был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Осенью 1945 года Константин Вячеславович демобилизовался и продолжил в Астраханском заповеднике начатые еще до войны исследования.


Алексей Иванович Кардаев 

Алексей Иванович КардаевНаблюдатель Обжоровского участка Алексей Иванович Кардаев был призван в Красную армию в 1941 году. Он участвовал в обороне Сталинграда, воевал на Сталинградском, Донском, Центральном, 1-м Белорусском фронтах, освобождал Варшаву, брал Берлин.

А. И. Кардаев был награжден медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». На фронте пропали без вести два брата и средний сын Кардаева, Иван.

С 22 января 1942 года Обжоровский участок возглавил Гаврила Васильевич Ляпаев, поступивший на работу в заповедник в начале 1941 года. На плечи оставшихся работников охраны — Г. Е. Мельникова, Е. И. Кардаевой, Е. М. Нестеровой, Д. Я. Ляпаевой, А. М. Полухиной, М. Д. Коротенковой — легли дополнительные заботы.


Сполна ощутили тяжесть военных лет женщины, сотрудницы заповедника. Они собирали чилим, корни рогоза, заготавливали для нужд фронта птицу и рыбу. Они шестами с крючьями стаскивали с гнезд уже подросших, но нелетающих птенцов бакланов, ловили их и живыми доставляли в г. Астрахань, на рыбоконсервный комбинат на протоке Болде, построенный еще до войны.

Также был организован отлов линяющих уток. Рефрижераторов в ту пору не было, и чтобы довезти птиц целыми, их живыми сажали в лодки, сверху  закрытые сетной делью. Лодки буксировала в город баркасом «Нырок» механик Татьяна Иванова, тоже проводившая своего мужа-капитана на фронт.

15 августа 1942 года заведующий участком Гаврила Васильевич Ляпаев ушел на фронт.  А в сентябре 1942 года, по решению Главка и окрисполкома, большинство сотрудников были уволены, за исключением заведующих участками. На Обжоровский участок перегнали весь мало-мальски пригодный флот — мотолодки и бударки, чтобы в случае необходимости быстро переправить их в г. Гурьев. К счастью, этого не произошло.

Несмотря на трудности военного времени, охраняли заповедник тщательно. Браконьерам, или, как тогда говорили, обловщикам, спуску не давали. Например, приказом от 23 сентября 1944 года наблюдателю Обжоровского участка Х. У. Дюсенову была объявлена благодарность за смелость и находчивость при задержании злостных нарушителей.


Пироги без муки. Дамчикский участок заповедника во время войны

Василий Андреевич АнохинС 28 января 1942 года Дамчикским участком заведовал «крёстный отец» ерика Анохинский перелаз В. А. Анохин. Однако уже в приказе от 16 июля 1942 года ответственность за работы по заготовке птицы и рыбы по участку была возложена на Н. Д. Митрофанова, который сменил В. А. Анохина после его  ухода на фронт.

С 21 декабря 1942 года деятельность заповедника возобновилась. На разных должностях на Дамчике работали М. И. Касьянова, К. В. Кузыченко, П. Семигласова, А. М. Нестерова. Они пекли пироги, в которых вместо муки использовали икру сазана, а в начинку шли изрубленные куски рыбы. Вывозить какие-либо продукты с участков строжайше запрещалось.

В конце 1943 года с фронта стали возвращаться раненые сотрудники. Вернулся и лесовод В. М. Боровиков, который уже в начале 1944 года приступил к посадке на Дамчикском участке, в районе бывшего  2-го кордона, деревьев и кустарников. Именно Боровиков заложил знаменитую тополевую аллею, тянущуюся через весь центральный кордон. Тополя живут 30–40 лет, поэтому в 1970-е и 2010-е годы аллея обновлялась.

В августе 1944 года с покалеченной рукой вернулся Г. К. Иванов, бессменный моторист мотолодки «Гарзетта». Ее двигатель мощностью 4 л. с. работал на керосине. «Гарзетту» списали только в начале 1980-х годов, и Г. К. Иванов перешел на другой катер, уже с дизельным двигателем. Вернулись в коллектив также С. С. Кузыченко, А. А. Нестеров и В. С. Шкварников.

Пресс-центр Астраханского заповедника

Фото из архива заповедника