Вход
Регистрация

Заповедные острова

Содержание

Хинганские «скаски»

Коммерциализация отдельно взятого заповедника


Группа слушателей курсов под руководством В.Синициной в НП Лосиный остров

Продолжение. Начало в № 13, 14

Борьба за позитивное отношение к заповеднику

Эколого-образовательная, или просветительская, функция всегда была важна для заповедников. Свои первые сведения о Хинганском заповеднике я получил от энтузиаста-просветителя, сотрудника его научного отдела Валентины Сухомлиновой, которая в начале 90-х годов читала на предприятиях и организациях Архаринского района Амурской области лекции об охране природы, дисбалансе между потребностями человека и природы. На одну из лекций Сухомлиновой попал и я, и это в какой-то мере переопределило мое решение перейти на работу в заповедник, когда осенью 1992 года В. А. Андронов пригласил меня на должность, как вы помните, заместителя по внешнеэкономическим связям.


Разрабатывая планы развития экотуризма на территории Хинганского заповедника и Архаринского района, мы сразу же столкнулись с рядом вопросов: кто и что о нас знает? почему о нас знают так мало? что мы можем предложить людям? что надо сделать, чтобы они узнали о нас?



Поначалу на этом посту я не задумывался о роли и месте экопросвещения в деятельности заповедника. Узнать об этом было не у кого (Сухомлинова в заповеднике уже не работала), да и желания не возникало — все мысли в то время сводились к ожиданию: вот-вот откроется иностранный инвестиционный «мешок», и нам надо тщательно подготовиться к приему всех благ из него.

Разрабатывая планы развития экотуризма на территории Хинганского заповедника и Архаринского района, мы сразу же столкнулись с рядом вопросов: кто и что о нас знает? почему о нас знают так мало? что мы можем предложить людям? что надо сделать, чтобы они узнали о нас?

Так, уже в начале 1993 года мы подошли к проблеме экологического образования и просвещения работников органов государственной власти и местного самоуправления, руководителей предприятий и организаций, преподавателей и школьников. В октябре 1993 года родилось письмо Минприроды РФ № 04-17/65-4921 «Об усилении экологической деятельности в заповедниках», и в 19 заповедниках Российской Федерации, включая Хинганский, были созданы спецподразделения по эколого-просветительской деятельности. В появлении этого циркуляра есть и наша заслуга: В. А. Андронов донес до руководителей управления заповедного дела Минприроды РФ соответствующие раздумья работников заповедника.

Тренинг под руководством В. ЯсвинаСохранив должность замдиректора по внешнеэкономическим связям, я приступил к созданию нового отдела — отдела экологического образования и просвещения.

Его штатную численность определили в четыре человека, и к нам с В. В. Копыловым из Хинганского лесничества заповедника перешла лесничий Светлана Титова. Она организовала экокружок в школе п. Кундур, ходила с ребятами в походы, изучала природу Малого Хингана. Вакантной оставалась лишь одна должность.

Становлению отдела способствовали встречи в начале 1994 года с Мирой Ивановной Горновой, преподавателем кафедры архитектуры Хабаровского архитектурно-художественного лицея, и ее коллегами и учениками, руководителем турклуба «Непоседы» Людмилой Григорьевной Клабковой из п. Новобурейского, научным сотрудником Института водных и экологических проблем (ИВЭП), доктором биологических наук Зоей Гавриловной Мирзехановой и другими сотрудниками института, занимавшимися экологическим образованием детей. Это знакомство предопределило направления работы отдела экопросвещения.

Занятие на курсахВ 1994 году сотрудники отдела дважды (в марте и мае) провели совместные сессии с преподавателями и учениками архитектурно-художественного лицея. По результатам первого «пленэра» была организована художественная выставка в районном Доме культуры п. Архары.

Кроме этого, М. И. Горнова с учениками подготовили сообщения о перспективах развития туризма в Архаринском районе и представили красочную концепцию развития туристической инфраструктуры в районе оз. Клешинского в заповеднике и в районе п. Архары. Частично эти планы в дальнейшем были воплощены при строительстве станции реинтродукции на оз. Клешинском и оборудовании экотурмаршрута   «Озеро белых птиц».

Вторым направлением работы экопросветителей заповедника стала подготовка детской научно-исследовательской экспедиции, организованной сотрудниками ИВЭП ДВО РАН, и экологической смены во Всероссийском детском лагере «Океан» под Владивостоком. По договоренности с З. Г. Мирзехановой Архаринскому району выделили 10 путевок. Совместно с Комитетом экологии Архаринского района, отделом образования администрации района и заповедником было разработано Положение о районном конкурсе «Юный эколог».

По его результатам компетентное жюри провело в Доме школьника собеседование с 47 ребятами, из которых отобрали 10 человек. Эта десятка прошла дополнительную подготовку со специалистами заповедника, приняла участие в детской научно-исследовательской экспедиции на научном стационаре ИВЭП в п. Славянка Нанайского района Хабаровского края, а затем 24 дня отдыхала и делилась опытом на базе Всероссийского лагеря «Океан».

Эти же 10 школьников стали проводниками наших планов и идей в школах Архаринского района. Тем же летом в районе оз. Клешинское прошла первая научно-исследовательская экспедиция учеников, посещавших турклуб «Непоседы» в п. Новобурейске, который возглавляла Людмила Григорьевна Клапкова. Сотрудники научного отдела герпетолог Игорь Тарасов, териолог Сергей Игнатенко, орнитолог Михаил Парилов и ботаник Сергей Кудрин проводили с ребятами занятия и рассказывали им о природе заповедника.

Весной — осенью 1994 года мы проанализировали результаты работы отдела и определились, как будем работать дальше. Одно из основных направлений научных исследований Хинганского заповедника — изучение птиц, в т. ч. водно-болотного комплекса, и наши орнитологи отмечают, как праздник, день весеннего прилета пернатых.

На стационаре КлешинскийПри заповеднике работает станция реинтродукции редких видов птиц, реализуется программа выпуска журавлей в природу. И отдел экопросвещения в ходе мозгового штурма придумал праздник «День журавля», посвященный возвращению этих прекрасных птиц на родину. Подготовка проходила в течение года: в ноябре — декабре сотрудники отдела посещали школы района с лекциями, на которых рассказывали о «Дне журавля», об охране природы, о заповеднике, показывали видеофильмы и слайды.

На втором этапе мы рассылали письма о конкурсах художественного творчества и научно-практической конференции, публиковали анонсы в СМИ, искали финансирование, наконец, проводили сам праздник, две смены экологического лагеря «Страна Хингания» (творческую и научно-исследовательскую), августовские педсоветы — а после этого начиналась подготовка к очередному празднику.

Надо сказать, что первый же «День журавля» раскрыл талант Светланы Титовой (нашего, как ее многие ласково называли, Солнышка) как ведущей массовых театрализованных зрелищ и методиста экологической работы с детьми. Ее идеи не всегда воспринимались сразу, иногда они вызывали активное сопротивление, в том числе и с моей стороны, но в итоге мы всегда достигали понимания и готовили яркие, запоминающиеся праздники.


«День журавля» стал объединяющей просветительской идеей, которая привлекала к заповеднику самых разных людей — политиков, бизнесменов, преподавателей. А еще этот день стал праздником не только для детей, но и для всех сотрудников заповедника.


После удачного старта в 1995 году «День журавля» распространился по всей Амурской области. Праздник получил название «Журавль — птица мира» и позволил рассказывать о многих экологических проблемах региона.

На мой взгляд, «День журавля» стал объединяющей просветительской идеей, которая привлекала к заповеднику самых разных людей — политиков, бизнесменов, преподавателей. А еще этот день стал праздником не только для детей, но и для всех сотрудников заповедника.

Театрализованное представлен старшей группой эколагеря "Страна Хингания"Следует отметить, что затраты заповедника на проведение «Дня журавля», экологических лагерей или пиар других акций ограничивались зарплатой сотрудникам и выделением транспорта. Все остальное происходило на средства спонсоров, государственных и негосударственных экофондов, собственные средства участников. И самая большая проблема для заповедника заключалась в том, что он не мог принять, накормить и разместить всех желающих.

В отделе как-то незаметно распределились роли: Света Титова — генератор идей, сценарист и постановщик, Виктор Копылов — «литтл босс» и технический директор, дизайнер, печатник приглашений и информационных писем, Татьяна Смирнова — незаменимая помощница, которая знает, где что лежит и кому что надо отправить, в общем, выражаясь современным языком, наш офис-менеджер, Валентин Капустин — технический менеджер, благодаря которому лодки не тонули, имели весла и опрятный вид, информационные щиты радовали взор посетителей, лишняя трава была скошена, причалы, скамейки и наблюдательные вышки исправны.  Главное, что мы по всем вопросам могли подменить друг друга и на экскурсии, и в эколагере, и на празднике.

А потом у нас появились новые верные друзья: преподаватель Белогорской гимназии искусств Александр Григорьевич Черныш, преподаватель средней школы с. Антоновка Сергей Иванович Власенко, преподаватель гимназии № 1 г. Белогорска Наталья Викторовна Капустина, преподаватель станции юннатов с. Возжаевка Елена Максимовна Будко,  руководитель Центра эстетического воспитания областной детской библиотеки Татьяна Георгиевна Бурдиянова. Все они активно помогали в наших начинаниях, способствовали созданию символики, флага, гимна, духа и традиций хинганцев.

Эколагерь "Страна Хингания", 1998 годКак-то так получилось, что с заповедником стали работать самые, не побоюсь этого определения, талантливые представители средств массовой информации Амурской области: Андрей Филоненко («Амурская правда»), Александр Землянский и Ирина Мариковская (жена очень известного в свое время фотожурналиста Виктора Мариковского, к сожалению, рано ушедшего из жизни. — Примеч. ред.) (ГТРК «Амур»).

Хотя иногда статьи А. Филоненко, написанные на материале заповедника, доставляли и неприятные минуты.

Как-то в 1994 году Амурскую область посетил первый президент России Борис Николаевич Ельцин. Его ожидали на выставке экзотических животных Амурского зоопарка в г. Благовещенске, где её руководитель С. Б. Дружин должен был вручить Ельцину в подарок от Хинганского заповедника медальон с головой косули и два вымпела, на одном из которых было начертано «Первому президенту России от бедствующих заповедников России» и стояли моя и В. А. Андронова подписи. Но Ельцин на зоовыставку не приехал, и медальон остался у Сергея Дружина. Через некоторое время Амурскую область посетил председатель Совета Федерации Владимир Шумейко — ему и вручили этот медальон с головой косули.

В 1996 году на оз. Клешинское пригласили победителей областного творческого конкурса «Журавль — птица мира», и Сергей Дружин в присутствии журналистов вспомнил историю с подарками. И что же? Через неделю «Амурская правда» поместила на первой полосе статью А. Филоненко «Как рога президента попали Шумейко», после чего телефон в кабинете В. А. Андронова раскалился. Однако в результате о нас только больше узнали, так что все это сработало на имидж заповедника.


Жизнь заставила нас, сотрудников заповедника, работать над собой, постигать новое, делиться опытом с коллегами и перенимать их опыт. 


В 1996 году родилась программа обмена между эколагерями «Страна Хингания» и Vita Лазовского заповедника, отдел экопросвещения в котором возглавляла Ольга Федоровна Хохрякова: нашим ребятам так хотелось увидеть море, а лазовским — посмотреть наших журавлей...

Жизнь заставила нас, сотрудников заповедника, работать над собой, постигать новое, делиться опытом с коллегами и перенимать их опыт. В 1997 году мне удалось попасть на курсы для организаторов и специалистов в области экологического образования, которые проводил экоцентр «Заповедники», созданный под руководством Натальи Романовны Данилиной.

Из этой встречи я вынес массу идей и впечатлений, а также вдохновение для работы. А потом у меня появилась возможность воочию познакомиться с опытом зарубежных коллег в национальных парках Германии и заповеднике Май-по (Гонконг), у Светы Титовой и Натальи Капустиной — с работой образовательных программ в рефугиумах (нечто вроде наших заказников) Службы рыбы и диких животных США.

Слушатель курсов ЭкоЦентра "Заповедники" И.СивохаВсе это способствовало развитию нашего творческого потенциала: появилась игра «Экобиржа», программа смены эколагеря, новый методический материал.

Опыт использования потенциала заповедников юга Дальнего Востока в экообразовании лег в основу семинара, который прошел в мае 1999 года в Приморье на базе двух академических заповедников — Дальневосточного морского и Уссурийского, а также Лазовского заповедника МПР РФ.

Книга «Виват, «эдюкаторы»!», вышедшая по результатам этого двухнедельного семинара, стала настольной для многих начинающих экопросвещенцев — так много в ней собрано полезного опыта, накопленного за 5 лет.

Кто-то сказал, что «эдюкатор» — дурацкое слово («эдюкатор» — неологизм, созданный от английского education («образование, просвещение»), что и подтверждает автор, вспоминая, что впервые это слово появилось на экосеминаре в 1996 году по ЕPT-проекту «Дальний Восток». Авторы книги «Виват, «эдюкаторы»!» появление этого слова не объясняют, и можно предположить, что под эдюкаторами они имеют в виду просветителей от экологии. Насколько удалось установить, это слово за 16 лет не прижилось даже в специальной терминологии. — Примеч. ред.).

Кому как, а лично мне, да и многим моим коллегам, нравится. Оно совсем не режет слух тем, кто развивал просвещение на базе своего заповедника, — таким как Ольга Хохрякова, Виктория Бисикалова, Анна Гульбина, Ольга Глотова.  

 Опыт экопросвещения помог мне быстро поставить природоохранную и научно-исследовательскую работу в заповедник «Болоньский», когда я его возглавил. Каждый заповедник имеет свои особенности, свою специфику: где-то упор делают на музейное дело и экскурсии, где-то — на эколагеря, где-то — на работу визит-центров, но все экопросвещенцы хотят работать в комфортных условиях и на хорошем оборудовании.

Когда-то в Хингане предметом нашей гордости и зависти окружающих был фотоаппарат «Минолта», который нам вручил за активное участие в Марше парков в 1996 году Центр охраны дикой природы. А лично у меня чувство здоровой зависти вызывал визит-центр Ольги Хохряковой в Лазовском заповеднике и музеи природы в Уссурийском и Дальневосточном морском заповедниках. Так что когда пришло время решать, куда вкладывать деньги, направленные на экообразование,  то мы с А. Г. Чернышом, который перешел работать в Болоньский заповедник следом за мной и стал моим заместителем по экологическому просвещению, в первую очередь создали визит-центр.


Я думаю, что мы научились работать на местах и в той или иной мере состоялись как просветительские центры в своих городах и поселках. Пора объединять эти усилия для решения задач, стоящих не только перед «своим» заповедником, но и перед всей заповедной системой края, округа. 


Мы оснастили его современной офисной мебелью, оборудованием для демонстрации видеофильмов, цифровыми видео- и фотокамерами, компьютером, цветным принтером, фотосканером, хорошей библиотекой и видеотекой с фильмами на экотематику — словом, всем тем, чего не могли позволить себе в Хингане.

Оценивая результаты экопросвещения в заповедниках, я думаю, что мы научились работать на местах и в той или иной мере состоялись как просветительские центры в своих городах и поселках. Пора объединять эти усилия для решения задач, стоящих не только перед «своим» заповедником, но и перед всей заповедной системой края, округа. И опыт такого взаимодействия уже есть — это акция «Заповедная волна». 

 

Виталий Тягунин,

директор Болоньского заповедника (Хабаровский край)

Обработка текста —  Евгений Суворин