Вход
Регистрация

Заповедные острова

Содержание

Барсучиха


Проводник

Говорят, чтобы по-настоящему понять и полюбить место, нужно провести в нем год — увидеть там лето, осень, весну и зиму, прочувствовать все четыре сезона, их смену, и тогда точно можно сказать: я видел, я знаю, я люблю. 

Но чтобы полюбить Центрально-Лесной заповедник, достаточно пройти всего одним маршрутом в самой середине лета — и ваше сердце заблудится в зарослях черники, запутается в стеблях лунника и дремы и навсегда останется бродить среди плавных изгибов рек и ручьев, меж вековых елей, сухих сосен и карликовых березок на верховом болоте. Сердце лучше вас знает, что такое счастье, и вам ничего не останется, как возвращаться в заповедник снова и снова, за счастьем, на едва заметную тропинку, ведущую в урочище Барсучиха, которую не сразу могут отыскать даже сотрудники охраны, знающие территорию как свои пять пальцев.

Старый лес


Сердце лучше вас знает, что такое счастье, и вам ничего не останется, как возвращаться в заповедник снова и снова, за счастьем, на едва заметную тропинку, ведущую в урочище Барсучиха, которую не сразу могут отыскать даже сотрудники охраны, знающие территорию как свои пять пальцев.
 



Есть такое выражение: «Июль — макушка лета», его середина, самое теплое и светлое время. Во многих странах издревле праздновали середину лета, связывая с ней самые светлые надежды, зажигая костры, собираясь в кругу друзей и близких. Поверьте, такой летний день, проведенный в путешествии на Барсучиху, покажется вам праздником, несмотря ни на какие трудности. А они будут!

Орешки лосяНачинается маршрут с небольшой трудности-загадки: где же тут среди деревьев у дороги найти просвет, который и становится тонкой тропкой — началом большого путешествия. Но опытный проводник точно знает и увлекает за собой в лес, где с одной стороны стоит стена тонких елей, почти частокол, а с другой сквозь листву пробивается солнце.

Удивительная тишина и спокойствие окружают вас на этой тропинке, которая после лосиных «орешков» вдруг проваливается по колено в ручей, текущий по такому высокому мху, что и не сразу понимаешь, что не болото это, а особенности рельефа.

Но вот лес стал светлее, и резко начинается переходный сосняк на краю верхового болота. Именно здесь можно отыскать, сильно-сильно постаравшись, маленькую скромную красавицу тундр и высокогорий карликовую березку, удивительно не похожую на свою стройную сестру березу повислую и так же не похожую на изогнутые карельские и дальневосточные березы.

Бодяк, карликовая береза, лунникКарликовая береза — в Красной книге Тверской области. Обладательница листьев всех цветов радуги в октябре. Но сейчас, в середине лета, она полна зеленых сил. А найти малышку можно среди засохших на болоте сосен. Да-да, засохли в окружении воды, есть такое явление — физиологическая засуха, и сосны эти похожи на мертвый вулканический лес. Но кругом вода, и вы идете, утопая почти по колено в моховых следах проводника, а лес живет своей жизнью, едва замечая ваше присутствие.

Река Ночная


Каждая река — словно тягучая песня шмеля, пресыщенного полетами в жаркий полдень. 


Переходя реки по просвечивающим деревянным мостам, пробираясь по грудь в дреме, вы вдруг выходите к огромным деревьям, которые явно хотел свалить бобр. А бобров в округе много, и если денек посидеть, то уж если не увидеть этого сумеречного работягу, то услышать точно можно — характерный шум деятельности или предупреждающий об опасности шлепок хвостом по воде.

Остатки бобровой плотины на реке НочнаяОтдельного внимания в Центрально-Лесном заповеднике заслуживают реки и ручьи — плавные, неглубокие, неспешные, лениво скользящие по поверхности Русской равнины. Каждая река — словно тягучая песня шмеля, пресыщенного полетами в жаркий полдень. Каждая река — это плотины и хатки бобров, обитаемые или заброшенные, и по дороге к урочищу Барсучиха можно увидеть те и другие. На слиянии рек Тудовки и Ночной — заросли лунника оживающего. Его, краснокнижного, здесь так много, что начинаешь отчетливо понимать, зачем люди издавна некоторые земли делают заповедными. А мы ведь и не в заповеднике даже: маршрут проходит в охранной зоне вокруг него.

Но вот лес снова преподносит сюрприз — вновь частокол тонюсеньких елей обрамляет тропинку, которая петляет и неожиданно приводит в просторный цирк, где журчит-мурлычет ручеек с рыжеватой водой, в которой, если верить Муми-троллям, золотые украшения кажутся более яркими и блестящими. Вся вода на территории заповедника имеет такой преображающий рыжеватый оттенок, оставаясь при этом кристально прозрачной и практически стерильной на болотах.

Домик на БарсучихеИ всё это, и даже больше, вам рассказывает проводник, а потом замолкает, останавливается, прислушивается к лесу, пению птиц, гудению насекомых, шелесту ветра, и вы вместе с ним вдыхаете влажную тишину заповедных лесов, на несколько секунд повисшую над замлей на самой макушке лета в самом сердце леса.

Ковер мхаА впереди еще уютная лесная избушка, и чай с травами на костре, и барсучье поселение недалеко от избушки, и мягкий ковер мха, который так и манит погрузить в него голые ступни, запустить пальцы, свернуться клубочком и почувствовать себя частью леса, одним из его гармоничных существ и вдруг начать слышать больше, видеть больше, чувствовать больше и после — начать больше и глубже жить и понимать мир, его красоту и хрупкость, и свою связь с ним, и зависимость от каждой иголочки мха, от каждого листочка пельтигеры, от чуткого нежного цветка линнеи, от этой коричневатой воды, голосов птиц, шорохов маленьких лап, которые от нас зависят тоже.

Показать, чтобы сохранить, — замечательная философия. И путешествие в урочище Барсучиха как нельзя полно показывает разнообразие ландшафтов Центрально-Лесного заповедника и, несомненно, помогает их сохранить, оставляя неизгладимое впечатление у чуткого сердца, вселяя любовь к этому месту на всю жизнь.


Показать, чтобы сохранить, — замечательная философия. 


На Барсучихе

Татьяна Примак

Фото автора