Вход
Регистрация

Заповедные острова

Мы в соцсетях: FacebookVKInstagram

Содержание номера

Скрыть содержание

К читателям

На суше и на море

Заповедный юбилей

Полвека сохраняя природу

К 100- летию Попереченской степи

Люди заповедные

Эмиль Шукуров. В унисон с другими

Тема номера

Алтайский заповедник: полное отсутствие дорог, горы и тайга

Нелегка заповедная работа

Национальный парк «Югыд ва»: территория сильных и выносливых

Исследования

Болота Окского заповедника

Тема номера

Южно-таежные леса: плюсы и минусы труднодоступности

Экотуризм

Бухта Тихая: сердце «Русской Арктики»

Практики

Заповедные острова в Северной Пацифике: тундра среди моря и океана

Опыт

Всё как любит снежный барс: тундра, степь, тайга и горы!

Мир заповедников

Куршская коса — самая крупная песчаная пересыпь в мире

Национальный парк «Чикой»

Заповедник «Тунгусский»: географические причины природной уникальности

Природа и люди

Организация безопасных переходов для диких животных через автотрассы

И в стороне, и на дороге

Тундра как родной дом

Экопросвещение

Заповедная тайга «Красноярских Столбов»

Природа рядом

Берег хмурых медведей

Переселенцы

Содержание

Эмиль Шукуров. В унисон с другими

Памяти товарища


Эмиль Шукуров

23 августа 2019 года в Бишкеке на 82-м году ушел из жизни ученый-эколог, профессор Эмиль Джапарович Шукуров. Эмиль Шукуров родился 19 января 1938 года. В 1960 году окончил Кыргызский государственный университет и аспирантуру биолого-почвенного факультета МГУ. Шукуров был кандидатом биологических и доктором географических наук, профессором, заслуженным деятелем науки КР, организатором первого в Кыргызстане экологического движения «Алейне», соучредителем Международного социально-экологического союза, редактором 18 карт Кыргызстана, автором множества работ по орнитологии, географии, философии. Избирался депутатом Бишкекского городского кенеша.

Эмиль Шукуров был одним из самых известных экологов, ученых и общественных деятелей в сфере охраны природы СССР. Но и после распада Союза он работал не только в Кыргызстане, но и во всем Центрально-Азиатском регионе, а также на международном уровне.

 

.Эмиль Шукуров Далеко за пределы природоохранного сообщества шагнула слава Шукурова как яркого рисовальщика. Широко известны его многочисленные шаржи на коллег, карикатуры на экологические темы, которыми он иллюстрировал конференции и научные дискуссии. Эмиль Джапарович великолепно владел техникой письма маслом, пастелью, акварелью, и выставки его живописи проходили многократно.

 

О поэтическом даре Шукурова известно меньше, но он — автор множества прекрасных философских и лирических стихов. Мы благодарны Эмилю Джапаровичу за текст гимна друзей заповедных островов, который уже более 15 лет с удовольствием поют друзья заповедников и парков.

Масштаб деятельности Эмиля Джапаровича, его научное и творческое наследие еще будут оценены потомками. Он, несомненно, займет свое место в истории, а нам будет просто очень не хватать этого уникального человека.

 

Очень верные слова написала о Шукурове Эльмира Алейникова: «О нем трудно писать в прошедшем времени, потому как я знала его много лет и безмерно уважала и любила. За простоту, за ум, за бесчисленные таланты, за любовь к детям и животным, за милое донкихотство и старомодное трепетное отношение к женщинам. Такие люди не умирают. Они просто выходят по делам на время. Но мы остаемся и ждем их возвращения... годы».

Мы посвящаем эти страницы журнала памяти Эмиля Шукурова.

 

ВОЙ ВОЛКОВ

Э. Д. Шукуров

Вой волков. О, это целая поэма. Помню, давным-давно осенью в горах ночью услышал и не сразу понял: да, я слышу вой стаи волков! Это была небольшая стая, и недалеко от меня. И я мог различать голоса отдельных особей.

 

И я представил себе, как матерый волчище поднимает голову к небу: «Оу-у!» Это не просто послание миру, это мир утробой волка возвещает о своем единстве. Волк такой, каким сделал его мир, его горы, его небо, его стая и все живые существа, которые ему нужны и которым он нужен. И в мире живой природы каждый есть условие существования каждого. И жертве столь же необходим хищник, как хищнику — жертва. В симфонии жизни разные живые существа звучат в гармонии друг с другом.

 

Оу-у-у! Вы слышите меня? Вы, мои сородичи и соплеменники. В благодатную летнюю пору центром каждой семьи стало логово, где мы выращивали свое потомство. Теперь пришла пора вновь объединиться, чтобы встретить суровую зимнюю пору, перезнакомить нашу молодежь, научить их верности стае, искусству охоты и стойкости в испытаниях.

 

«Уо-оу!» — откликается нежно волчица. Да, она любуется мощным и верным волком, заботливым кормильцем и воспитателем их волчат, которых теперь можно с гордостью вывести в свет. Да, она недаром в свое время подвергла его жестоким испытаниям на выдержку. Когда он в свирепых поединках победил всех своих соперников, ему пришлось завоевывать ее сердце. Но силой и злобой здесь можно только вызвать отвращение у вольной волчицы.

 

Ведь такому несдержанному и агрессивному зверю нельзя доверить беззащитных детенышей. И волчица не подпускала его, победителя, к себе. Она огрызалась, сама нападала, кусала до крови. А он только поскуливал и принимал позу смирения.

 

Эмиль Шукуров «Уо-у!» Могучий инстинкт продолжения рода опирается на животную мудрость волчицы, которая на самом деле и является истинным центром и руководителем жизни стаи.

 

У обывателей принято называть злого, склонного к насилию человека зверем. Но тот же волк, с легкостью способный насмерть загрызть любого, никогда не допустит этого по отношению к поверженному противнику. Достаточно тому в разгар схватки в знак поражения подставить незащищенную глотку. И какой бы ни была жестокой драка, победитель тут же прекращает нападать на противника и позволяет ему уйти.

 

Увы. Именно человек способен к жестокости и подлости, не имеющим границ и оправдания. Так что, называя его зверем, мы оскорбляем дикого зверя. Дикие звери, особенно способные нанести смертельные увечья друг другу, от природы вооружены своеобразным кодексом чести, который не преступают ни при каких обстоятельствах, в отличие от человека.

 

И ни при каких обстоятельствах не посмеют напасть на продолжательницу рода и на детенышей. Опять же, в отличие от человека.

 

Не случайно многие народы, и киргизы в их числе, издревле считали своим предком волка. Во многом он образец для подражания. В семье и стае слаженное взаимодействие основано на взаимном дополнении функций, а не на принуждении других делать для тебя то, что ты можешь делать сам.

 

«Порядок», основанный на силе, на насилии, начал господствовать в человеческом обществе после смены матриархата, когда главной святыней была жизнь, патриархатом, когда главной ценностью стала власть. Власть, разросшаяся до масштабов всеподавляющего государства, настолько деформировала наши души и наши отношения друг с другом и с миром, что мы в значительной мере потеряли способность к пониманию истинных ценностей. Слушайте вой волков. Слушайте. Быть может, услышите.

 

«О-оу!» — отзываются другие матерые и молодые волки. Привет, родные. Вот наши угодья, а там, вдали, чуть слышен хор соседней стаи, собирающейся на своих угодьях. 

 

«Уи-и!» — вступают первогодки, подхваченные чудесной волной восторга, любопытства и страха неизведанного.

 

И это не просто совместное вытье. У каждого своя партия, каждый узнаваем, и вместе они — ансамбль, слаженно исполняющий своего рода коллективную импровизацию, настраивающую всех на общий лад. За лето из-за разобщенности неизбежно произошло некоторое рассогласование эмоционального и физиологического состояния членов стаи.

 

Совместное волчье пение — прапракультурное средство организации стаи в единое целое, где каждый зверь живет в унисон с другими. И эта согласованность, сверка и настройка биологических часов чрезвычайно важны именно осенью, поскольку зимой настанет пора волчьих свадеб — начало нового цикла воспроизводства стаи.

 

Есть волчье пение — есть стая, есть продолжение рода, есть коллективная взаимная поддержка и воспитание молодежи, есть богатая событиями жизнь хозяев гор.

 

Как-то в беседе с Чингизом Торекуловичем Айтматовым я выразил свое восхищение его замечательными образами волков. Великий писатель очень эмоционально стал говорить мне о необходимости писать о волках, о живой природе как неисчерпаемом источнике мудрости жизни. Человеческая правда не может и не должна входить в противоречие с мудростью дикой жизни.