Вход
Регистрация

Заповедные острова

Мы в соцсетях: FacebookVKInstagram

Содержание номера

Скрыть содержание

К читателям

На суше и на море

Заповедный юбилей

Полвека сохраняя природу

К 100- летию Попереченской степи

Люди заповедные

Эмиль Шукуров. В унисон с другими

Тема номера

Алтайский заповедник: полное отсутствие дорог, горы и тайга

Нелегка заповедная работа

Национальный парк «Югыд ва»: территория сильных и выносливых

Исследования

Болота Окского заповедника

Тема номера

Южно-таежные леса: плюсы и минусы труднодоступности

Экотуризм

Бухта Тихая: сердце «Русской Арктики»

Практики

Заповедные острова в Северной Пацифике: тундра среди моря и океана

Опыт

Всё как любит снежный барс: тундра, степь, тайга и горы!

Мир заповедников

Куршская коса — самая крупная песчаная пересыпь в мире

Национальный парк «Чикой»

Заповедник «Тунгусский»: географические причины природной уникальности

Природа и люди

Организация безопасных переходов для диких животных через автотрассы

И в стороне, и на дороге

Тундра как родной дом

Экопросвещение

Заповедная тайга «Красноярских Столбов»

Природа рядом

Берег хмурых медведей

Переселенцы

Содержание

К 100- летию Попереченской степи


Фото Добролюбов Александр

М. Ю. Лермонтов писал:

«И степь раскинулась лиловой пеленой,

И так она свежа, и так родна с душой,

Как будто создана лишь для свободы».

Не кажется ли вам, что эти слова как нельзя лучше передают наш национальный характер, свободолюбие, широту души? Толковый словарь живого великорусского языка В. И. Даля дает такое определение степи: «Безлесная, и нередко безводная пустошь на огромном расстоянии. Наши степи, на юге и на востоке, поросли ковылем, что и почитается принадлежностью степей; <…> безлесье, незаселенный, кочевой простор».

 

Аксаков еще 160 лет назад писал о степях: «…особенного вида приземистый ковыль, сизый шалфей, белая низенькая полынь, чабер, или богородская трава. Особенным ароматом наполняют они воздух, и кто не ночевал летом в наших степях, тот не может иметь понятия о благорастворенном, мягком, живительном их воздухе, который здоровее даже лесного».


Лишь в августе 1919 года Пензенский губернский земельный отдел выделил «участок степи у деревни Поперечное в количестве 100 десятин в качестве заповедного, и таковой передан в ведение Общества любителей естествознания». Это был третий после Баргузинского и Астраханского заповедник в России.


Уже к концу XIX века непаханых степей осталось очень и очень мало — небольшие островки среди культурных полей, и только. «Целинные степи — редкая дичь, — писал В. Сытин в своем очерке «Охотники за степями» еще в 1930 году. — Они имеют огромное научное значение. Лучшие почвы — черноземы — имеют наибольший процент гумуса и образовались в степях в те времена, когда человек еще не знал, что такое земледелие. Их синтезу (образованию) способствовали степные травы, главным образом различные дерновинные злаки, как, например, ковыль. Установить законы, по которым протекало образование черноземов, возможно только в том случае, если будет хорошо известно, как живет эта целинная, не тронутая еще человеком степь».

 

Фото Лебяжинская ИринаИменно за такими целинными, непахаными степями Пензенской губернии охотился в конце XIX и начале XX века молодой ученый И. И. Спрыгин. На юге Пензенского уезда, у деревни Поперечной, был подробно осмотрен и описан прекрасно сохранившийся степной участок. Тогда же были обнаружены и некоторые другие участки, которые сейчас плохо сохранились и не исследованы современными учеными.

 

Мысли о сохранении этих степей не покидали Ивана Ивановича и его соратников по Пензенскому обществу любителей естествознания. Еще до революции, в 1914 году, было возбуждено первое ходатайство перед Постоянной природоохранительной комиссией Русского географического общества о заповедании ценных в геоботаническом, флористическом, почвенном отношении участков целинной степи. Но в то время частная собственность на землю не давала шансов на успех этого начинания.

 

Лишь в августе 1919 года Пензенский губернский земельный отдел выделил «участок степи у деревни Поперечное в количестве 100 десятин в качестве заповедного, и таковой передан в ведение Общества любителей естествознания». Это был третий после Баргузинского и Астраханского заповедник в России. Первым директором стала Е. К. Штукенберг — директор Пензенского краеведческого музея. Было организовано планомерное изучение биологического разнообразия и природных условий участка.

 

Фото Швеенкова ЮлияПо мере роста и присоединения новых территорий заповедник менял свое название. С 1924 года он назывался Пензенским, с 1927 года — Средне-Волжским, а с 1937 года — Куйбышевским. В 1951 году Куйбышевский заповедник, в числе многих других, был закрыт по решению Правительства РСФСР. При этом заповедные участки Пензенской области попали в ведение Министерства совхозов РСФСР. Много усилий пришлось приложить пензенским ученым — последователям И. И. Спрыгина, чтобы спасти степь от распашки.

 

Благодаря их совместным усилиям Попереченская степь в 1959 году была выведена из угодий совхоза «Пролетарий», в 1965 году она была объявлена памятником природы, а в 1989 году вошла в состав вновь созданного заповедника, получившего название «Приволжская лесостепь». И сегодня Попереченская степь, на отдельных участках не знавшая плуга более 200 лет, живет и развивается по своим законам, без вмешательства человека.

 

Фото Горбушина ТатьянаНа небольшой площади — всего 252 га, — расположенной на высоком плато в междуречье Хопра и Арчады, насчитывается около 500 видов сосудистых растений, 45 из которых занесены в Красную книгу Пензенской области.

 

Степь красива в любое время года. Можно наблюдать, как изменяется ее окраска от месяца к месяцу. Достаточно нескольких теплых апрельских дней, и бурое пространство степи преображается после схода снега.

 

Появляются фиолетовые, похожие на крупные колокольчики, цветки прострела, известного как сон-трава. Кое-где можно набрести на куртины цветущего ириса безлистного: они, как правило, довольно крупные, разрастаются из центра на периферию.

 

Как по ночному небу, по степи разбросаны крупные золотистые звезды адониса весеннего.

 

В июне зацветает ковыль: сперва появляются первые легкие ниточки, превращающиеся потом в безбрежное море. Бездонное голубое небо наполняется звонкими песнями жаворонков.

 

Позже степь отливает фиолетово-голубым цветом от горошка тонколистного и шалфея степного, между которым вкраплены желтые охапки соцветий подмаренника русского. В таком разнотравье не сразу заметишь низенькие розовато-сиреневые, но необыкновенно ароматные куртины богородской травы — чабреца.

 

В середине лета зацветает желтым цветом высокий крестовник Якова, а также астра бессарабская с сиренево-фиолетовыми краевыми цветками и желтой серединой. К концу лета пестрый ковер разнотравья потихоньку тускнеет, превращая степь в буро-желтое безбрежное пространство. Такой она останется до наступления зимы.

 

Больно сознавать, что в XXI веке человечество стоит на грани утраты степных сообществ, и ныне только в заповедниках можно почувствовать безграничный простор степей, который для наших предков был основной жизненной средой.

 

О. Ю. Якушева,

ФГБУ «Государственный заповедник «Приволжская лесостепь»